Мнение: В России идет постепенная политизация протестов, но угрозы переворота нет

Социально-экономические протесты в России случаются всё чаще и становятся многочисленнее, но их участники по-прежнему избегают политических требований, сформулированных в открытом виде. Тем не менее, идет постепенная политизация протестов. От традиционного формата жалоб, обращенных к сильным мира сего, их участники переходят к выдвижению требований, пытаясь призвать власти к ответу.

Протестующие все чаще осознают необходимость использования политических рычагов для решения социальных и экономических проблем, но пока еще речь не идет об осознании необходимости изменения политической системы. Иными словами, хотя революция в России в ближайшие годы не предвидится, социально-экономические протесты постепенно формируют у граждан запрос на политические изменения. Как отмечал исследователь протестного движения Грэм Робертсон, протесты на Болотной площади в 2011-12 годах, ставшие самым серьезным политическим вызовом путинскому режиму за все годы его существования, были бы невозможны, если бы им не предшествовал мощный всплеск аполитичных социально-экономических протестов.

Волна протестов начала 2018 года была вызвана катастрофами в Подмосковье и Кемерово. Протесты начались в конце марта в Волоколамске, где в результате выброса газа на мусорном полигоне «Ядрово» в больницу с признаками отравления попали 57 детей. Протестующие потребовали не только немедленного закрытия мусорного полигона и введения режима чрезвычайной положения, но и отставки губернатора Московской области и главы Волоколамского района. Попытки решить проблему за счет перенаправления вывоза мусора в другие города Подмосковья вызвали яростное сопротивление местных жителей. В итоге, «мусорные протесты» охватили 13 городов региона, расположенных вблизи мусорных свалок, где протестующие требовали от властей не допустить загрязнения своих территорий.

Вслед за событиями в Волоколамске случился пожар в кемеровском торговом центре «Зимняя вишня», который унес жизни как минимум 60 человек, включая 41 ребенка. Трагедия собрала массовые стихийные митинги, участники которых требовали предоставления правдивой информации о числе жертв пожара, а также отставки губернатора Кемеровской области Амана Тулеева.

Ещё более яркий пример политизации социально-экономических протестов – митинг против блокировки Telgram, прошедший 30 апреля в Москве, который собрал более 12 тыс. человек. Инициированный как протест в защиту популярного независимого мессенджера, он перерос в политический митинг за гражданские свободы, центральное место на котором заняли политические лозунги и выступления оппозиционных лидеров.

Социально-экономические протесты, в отличие от политических, не призывают к смене режима. Они возникают как реакция на неэффективность и коррумпированность институтов государственного управления, и случаются, как правило, когда пострадавшие от государства граждане уже исчерпали все возможные пути решения проблемы.

Так, например, протесты обманутых дольщиков, оплативших стоимость строящегося жилья, но так и не дождавшихся своих квартир, свидетельствуют о неспособности или нежелании государства контролировать ситуацию в жилищном строительстве.

Протестующие валютные заемщики, взявшие ипотечные кредиты в твердой валюте и лишившиеся приобретенного жилья в результате обвала рубля, пострадали из-за несовершенства государственного регулирования банковской сферы, позволяющего банкам извлекать сверхприбыли из противоречий ипотечного законодательства.

Дальнобойщики, протестующие против тройного налогообложения после введения системы «Платон», оказались заложниками коррупционных сделок между государством и олигархами, контролирующими сферу грузоперевозок.

Протесты учителей и врачей говорят о провале попыток государства реформировать и «оптимизировать» сферы образования и здравоохранения.

По последним имеющимся данным, количество подобных протестов в третьем квартале 2017 года выросло на 86% и составило 70% общего числа протестных акций.

Несмотря на то, что катастрофы, вызвавшие протесты в Подмосковье и Кемерово, имеют, казалось бы, случайный характер, их причины также лежат в деградации систем государственного регулирования и контроля.

По сообщениям, трагедия в торговом центре «Зимняя вишня» стала результатом коррупции в органах государственного строительного надзора и пожарной безопасности, допустивших строительство здания ТРЦ с вопиющими нарушениями противопожарных норм.

Экологическая катастрофа в Волоколамске случилась из-за неспособности государства системно решить проблему утилизации мусора в стране. Вместо современных методов для утилизации и переработки отходов продолжают использоваться свалки, отравляющие окружающую среду и создающие постоянную угрозу экологических катастроф для близлежащих поселений. Свалка «Ядрово» в Волоколамске на протяжении многих лет функционировала с превышением допустимых экологических нормативов.

Люди, пострадавшие от некомпетентности или коррумпированности власти, выходя на протесты, начинают осознавать, что без политических перемен в системе государственного управления ничего не изменится.

Дальнобойщикам понадобилось чуть больше года, чтобы сменить лозунг «Путин, помоги», который доминировал во время знаменитого марша большегрузов на Москву в ноябре 2015, на выражение недоверия президенту и требование отставки правительства в забастовке 2017 года, а также выдвижение лидера «Объединения перевозчиков России» (ОПР) в кандидаты в президенты РФ.

Эксперты сходятся в том, что протестная активность в России в ближайшие годы будет возрастать. При этом основной рост придется на неполитические социально-экономические протесты. Эксперты Minchenko Consulting полагают, что все больше граждан будут выходить на улицы из-за проблем экологии, долевого строительства и вкладов, чрезвычайных ситуаций и техногенных катастроф – словом, по множеству причин, в диапазоне от общего ухудшения экологической ситуации до «типовых ошибок коммуникации», совершаемых властями.

Предотвратить нарастание протестной активности возможно лишь путем кардинального улучшения эффективности государственного управления. В пакете неотложных реформ, разработанном Центром стратегических разработок во главе с Алексеем Кудриным, реформе государственного управления отводится первоочередное место. Реформа направлена на решение проблем излишней зарегулированности, медленного принятия решений и отсталости технической базы системы госуправления, что тормозит развитие экономики и снижает эффект социальных реформ.

Но даже если новому правительству удастся, как предлагает Кудрин, дерегулировать систему и усовершенствовать ее техническую базу, проблему коррупции невозможно решить при условии сохранения существующего клептократического политического режима. Как следствие, реформа управления едва ли сможет предотвратить новые катастрофы, подобные трагедиям в Кемерово и Волоколамске, а, следовательно, и новые вызванные ими протесты.

Таким образом, несмотря на то, что социально-экономические протесты сами по себе не создают прямой угрозы политическому режиму, их неизбежное нарастание будет приводить к столь же неизбежной их политизации, а значит, формировать запрос населения на политические перемены.

Ирина Мейер

17.05.2018, 14:58

Подписывайтесь на нас в Твиттер