Интервью Илона Маска для Recode — как Маск в твиттере с журналистами воевал

Интервью Илона Маска, в котором он расскажет о жестоком сражении сжурналистами в твиттере, а также ответит на вопрос, почему Tesla не собирается выпускать электромотоцикл.

Если честно, я потратила несколько месяцев, препираясь в переписке с основателем Tesla и SpaceX, стараясь уговорить его на интервью. И сегодня, в гостях у Recode Decode, наконец-то оказался он — самый обожаемый и обсуждаемый человек в сфере науки — Илон Маск.

В ночь на Хэллоуин мы встретились в штаб-квартире Tesla в Пало Альто и полтора часа обсуждали то, как обстоят дела у его компаний, почему он работает по 120 часов в неделю, неприязненные отношения, которые сложились у него с прессой, а также Военно-космические силы (“Space Force”) Дональда Трампа и многое-многое другое.

Я забыла задать ему один вопрос: почему он считает себя вправе оставаться в должности СЕО Tesla после года ужасных неудач? Впрочем, из нашего диалога ответ читается сам собой в том, как Маск держится: перед нами спокойный, уверенный в себе и своих силах предприниматель, которого совершенно не страшат возникающие трудности. Он не отрицает, что во многих случаях был виноват он сам.

“Да, нет никаких сомнений в том, что какие-то “раны” я сам себе нанёс. Мой брат как-то недавно сказал мне: «Послушай, если ты воткнул в себя нож, можешь хотя бы не поворачивать его, загоняя его ещё глубже? Зачем?»

Действительно, зачем?

Твиттер #Без_фильтра

Кэра: Ну что, давайте по порядку. Если честно, я, как и вы, немного одержима Твиттером, и мне хотелось бы услышать ваш взгляд на то, что произошло в этом году.

Ну, я просто пишу о том, что мне интересно, прямо сразу, как только они приходят мне в голову, не особенно фильтруя свои слова. Иногда людям нравится.

Вы пишете, в основном, дома, после работы? По ночам?

Да, в основном дома. На самом деле, я трачу на твиттер гораздо меньше времени, чем все думают, минут 10-15, не больше. “I love anime” — один из самых популярных моих постов, кстати. Народу нравится.

А что на счёт тех твитов, которые им не нравятся? Я имею ввиду наложенные на вас санкции. Вы как-нибудь измените своё… “поведение” в социальных сетях?

Вряд ли. Как я понял, это будет касаться только тех заявлений, которые могут повлечь за собой существенные колебания на бирже. Для меня это связь с миром, возможность узнать, что волнует общество. Иногда я использую твиттер для самовыражения, хоть это и странно, наверное. Кто-то использует свои волосы для того, чтобы показать свою индивидуальность. Мне больше нравится твиттер.

Война с прессой в Твиттере

Вы довольно много и агрессивно спорите с прессой. Многие из них — ваши фанаты. Точнее, были ими, пока вы не начали войну против них. Вам всё равно?

Ну, если честно, у меня самого тоже довольно сильно изменилось отношение к прессе. Количество откровенно живой информации просто невообразимо. Взять хотя бы передовицу Wall Street Journal, в которой они пишут о том, что ФБР якобы заинтересовалось делом Tesla — это ведь абсолютный бред. Напечатать такую дешёвую чернуху на передовице уважаемого издания — просто возмутительно. У меня к ним один вопрос: как они смеют называть себя журналистами? Ужасно. Ужасные люди.

Но вы же понимаете, как опасно сейчас занимать такую позицию по отношению к прессе? Дональд Трамп точно так же идёт против прессы, и вся страна ополчилась против него. Вы не боитесь стать следующей мишенью?

Не боюсь. Мне просто не нравится клевета, которую выдают за чистую монету. Я не говорю, что все журналисты плохие. Просто некоторые ведут себя непрофессионально. И печально то, что больше внимания к себе привлекают именно их статьи. Чем скандальнее статья и заголовок к ней, тем больше читателей перейдут по ссылке и прочитают эту ерунду. Авторы таких статей — уже не журналисты, а базарные бабки какие-то, получается.

А что насчет статей, в которых критике подвергаетесь вы лично? Они задевают вас?

Нет, конечно нет. Я вовсе не ранимый человек. Сами подумайте, сколько подобных статей выходит ежедневно. Если бы я читал и реагировал на каждую, мне пришлось бы бросить работу. Я отвечаю, должно быть, на какой-то крохотный процент из них. Но авторы статей, разумеется, думают “С моей статьёй всё в порядке, это просто он ранимый и обидчивый тип, поэтому и прицепился”. Нет, просто вы написали ерунду и не хотите признавать это.

А вы сами правильно воспринимаете критику?

Да.

Приведите пример, если вам не трудно.

Вы знаете, как ракеты выводят на орбиту?

Справедливо.

Это не лёгкая прогулка. Физика — вещь нежная, если напутаешь с чем-нибудь — ракета взорвётся. Автомобили не менее нежная отрасль. Точность и достоверность очень важна, что в науке, что в инженерном деле. Поэтому у меня такое трепетное отношение к правде. И, если честно, у меня получается гораздо лучше, чем у журналистов.

Я всего лишь хотела отметить, что своими нападками на журналистов вы настраиваете своих фанатов против прессы. А фанаты у вас… Бешеные.

Отнюдь нет, я с вами не согласен. Я думаю, они классные.

Прямо все?

Наверное, нет. Нет, не все.

Мучительный 2018-й год

Давайте поговорим о том, что с вами произошло в этом году?

Это был очень непростой год. Мы наладили производство Model 3, что вызвало массу трудностей. Оказывается, автомобильной компании невероятно трудно выживать. Широкой публике совершенно неизвестно, через какие муки пришлось пройти сотрудникам Tesla, и мне в том числе, чтобы справиться. Это было мучительно. Уверен, я сжёг кучу нервных клеток за эти месяцы. Управлять сразу двумя компаниями — SpaceX и Tesla — очень сложно… Ведь мы соревнуемся с очень мощными автопроизводителями, которые делают очень хорошие машины, и делали их задолго до появления Tesla. Audi, BMW, Lexus — список можно продолжать. Они прочно стоят на ногах и не собираются уступать место каким-то выскочкам. Вообще, история американского машиностроения очень плачевна: всего две компании из десятков стартапов не обанкротились: это Tesla и Ford. Все остальные потерпели крах.

В этом году вы очень много на себя взвалили. Или это ваше обычное состояние?

Мне кажется, вы меня не услышали. Само создание автомобильной компании — невероятно сложная затея. Многие пытались это сделать и всё потеряли, даже те, у кого были преданные фанаты и постоянные клиенты, тысячи дилеров тысячи сервисных центров, и которые потратили состояния на строительство заводов — как, например, General Motors и Chrysler. Они не смогли пережить последний экономический кризис. Tesla и Ford выжили с трудом, но с большой вероятностью Ford следующий кризис не переживёт. Так что автомобильная компания в качестве стартапа — не самая лучшая идея. У неё почти нет шансов против закоренелых гигантов рынка. То, что Tesla до сих пор жива — абсурд. Абсурд!

Почему же она всё-таки устояла, как вы думаете?

Благодаря нечеловеческим усилиям.

Вашим усилиям и…?

100-часовым рабочим неделям у всех.

У всех здесь, в Tesla?

Да. Не было никакого другого способа добиться успеха.

А почему вы так загоняете себя? Вы сам, не только ваши работники.

Ну, если бы я этого не делал, Tesla бы просто погибла. А это совершенно недопустимо. Tesla невероятно важна для будущего транспортной и энергетической отраслей. Самое важное, что делает Tesla — ускоряет появление новых, гораздо более рациональных видов транспорта и производства энергии.

Да, именно этим вы и знамениты. Тем, что всех заставляете делать то же, что и вы, верно?

Да. Успех Tesla — самая большая сила на данный момент, заставляющая других автопроизводителей заниматься электрическими автомобилями. Они сами так говорят.

Да, конечно, в этом никто не сомневается. Я просто обсуждала это с кем-то накануне, и сказала “Это он втянул в это всех. Если бы не он, не было бы столько шумихи — и стольких инвестиций.”

Да. Потому что это очень важно для будущего всего мира и жизни на Земле. Все эти бессмысленные политические партии, расы, верования, религия — всё это не имеет значения. Если мы не позаботимся об окружающей нас среде, мы потеряем всё.

По материалам

05.11.2018, 19:05

Наш Телеграм и Pinterest

Подписывайтесь на нас в Твиттер

Присоединяйтесь в Facebook и Вконтакте