Михаил Ходорковский — Первые итоги расследования гибели российских журналистов в ЦАР

Михаил Ходорковский в интервью для Эхо Москвы рассказал о первых итогах расследования гибели журналистов в ЦАР. Высказывания получились очень интересными и заинтриговали общественность.

М.Ходорковский
― Три аспекта, которые мы, для себя во всяком случае, отметили как важные. Первое – это то, что люди, группа съемочная до Сибю двигалась в соответствии с требованиями безопасности. То есть она предупреждала о своем движении, информировала Москву об изменении планов и двигалась в то время и в том порядке, в котором предписывалось для данной территории страховыми компаниями ооновскими правилами. То есть днем, до заката по «зеленой» дороге, в общем, как требуется.

В Сибю происходит что-то абсолютно непонятное. Вдруг нормальные взрослые люди, не предупредив никого, хотя оттуда связь была, поворачивают не в том направлении, в котором было предусмотрено маршрутом и двигаются в ночное время по небезопасной дороге, несмотря на предупреждение на посту.

Дорога небезопасна там в ночное время не в связи с нападениями, а в связи с тем, что большое количество диких животных выходит на дороги и, в общем, можно попасть в неприятную ситуацию, в частности, если машина сломается. И, кроме того есть, конечно, бандитские шайки, которые европейцев, как правило не убивают. То есть там таких примеров особо нет, — предыдущее подобное событие было несколько лет назад, — но грабят. Это первое, что вызывало наше удивление.

Второе, что вызвало наше настороженность и удивление, — это то, что этот же блокпост в то же приблизительно время, чуть раньше прошла еще одна машина — по рассказам свидетелей, с которыми говорили наши представители там, — в которой находились трое вооруженных людей европейского вида и двое центральноафриканцев. И эта машина вернулась обратно на блокпост после того времени, в которое произошло уже убийство. Вот это то, что вызывало у нас вторую настороженность.

Третью настороженность у нас вызывал факт, что местная разведка не индифферентно относится к ситуации. Ну, криминальный случай, который должны местные полицейские силы каким-то образом расследовать. И, собственно говоря, общественность должна знать, как они расследуются. В данном конкретном случае не просто плотно закрыли все, что связано с этим делом, не просто запугали людей, что, в общем, нетипично для этой страны, как рассказывают те журналисты, которые там работают давно, но и специальным образом впихивают фальшивые показания, толкая в сторону версии, что это был грабеж, причем грабеж выходцами с Чада. То есть, таким образом, подводя к мысли, что особо расследовать в ЦАРе нечего. Вот набор, я бы сказал, ключевых пунктов, которые на сегодняшний день вызывают у нас настороженность, и из которых проистекают, собственно говоря, две наши версии.

Корреспондент
― То есть вы сказали, что эти версии, они натянутые. То есть слова, которые человек говорил… приписывают человеку слова, которые он не говорил… Почему вы так считаете?

М.Ходорковский
― Почему мы полагаем, что это фальшивые показания? Мы полагаем, что эти показания фальшивые, потому что в них водитель говорит, что он встретился с группой в 17 часов дня, когда они должны были ехать в Сибю и далее в Бамбари. Это не так, потому что из имеющихся у нас руках письменных сообщений и разговоров участников группы мы знаем, что они встретились с водителем, по крайней мере, за день до этого, вместе участвовали в инциденте с полицейскими.

Во-вторых, мы знаем опять же из сообщений наших коллег, которые они делали по мессенджерам, что они выдвинулись из города не в 17 часов, а между 11 и 12. И у нас есть подтверждение этого факта, еще одно подтверждение этого факта. И так далее. То есть таких очевидных несовпадений настолько много, что очевидно, что человек, вообще, был подсунут фальшивый, либо его заставили говорить то, что не соответствует действительности.

При этом, что интересно, что те показания, которые он дает, вернее даже тот человек, которого предъявили, он был опознан как шофер еще одним человеком, связанным с разведкой и отвергнут полностью всеми остальными свидетелями. То есть в данном случае мы, конечно, будем это проверять, но на сегодняшний день это вызывает, как вы понимаете, крайне негативную реакцию и подозрение.

Корреспондент
― Скажите, а есть уже какие-то версии произошедшего, которые можно было бы выделить отдельно?

М.Ходорковский
― У нас две версии, о которых мы, собственно говоря, и говорим. Одна версия проистекла из слов шофера – это реальный шофер, — которые он сказал сразу после происшествия, приехав в рядом расположенную деревню, и у нас есть показания на эту тему от жителей деревни. Он сказал, что на них напала «Селека». Ну, понятно, что «Селеки» не существует, но существует несколько группировок, которые и этой «Селеки» выделились. И надо сказать, что мы разговаривали со вторым человеком по иерархии в одной из крупнейших этих группировок. Он очень четко заявил, что они в этом районе не оперируют. Более того, европейские журналисты, конечно, для них не являются целью. Это подтверждается всеми предыдущими событиями в этой стране. Но, тем не менее, такая версия имеет место быть.

Вторая версия основана на информации, которую мы считаем подтвержденной, что этот блок пост прошла непосредственно перед выездом наших коллег машина, где находились люди европейского вида в сопровождении центральноафриканцев, вооруженные люди. Соответственно, это наталкивает на мысль, что это могли быть люди, связанные с правительством. И это вторая версия.

Версия о том, что к этому всему могут быть причастны российские наемники, она также не исключается ни в первом, ни во втором случае, потому что у нас есть достаточное количество подтверждений, что российские наемники в этой республике взаимодействуют как с правительством, так и с той конкретно группировкой селековской, про которую шофер сказал во время своего первого разговора с жителями деревни, куда он приехал сразу после убийства.

Таким образом, у нас в наличии две версии и, так сказать, варианты интересанта, но это уже, как говорится…

Корреспондент
― Михаил Борисович, не расскажете, каким образом ведете это расследование, кто участвует и каким образом проверяется информация?

М.Ходорковский
― На сегодняшний день координирует расследование центр «Досье», который создан под другие, конечно, задачи, но в данном случае он работает над этой задачей. Там, на месте у нас есть несколько людей, которые с нами сотрудничают как не бесплатной основе, так и на основании гонораров.

16.08.2018, 16:10

Подписывайтесь на нас в Твиттер