10 легендарных маньяков времён СССР и СНГ — Чикатило, его последователи и другие психопаты

Времена СССР и СНГ запомнились не только политическими и научными событиями. В данный период проживало много жестоких маньяков, дела которых доступны в материале.

«Ростовский потрошитель»,«Гражданин Икс», «Убийца из лесополосы», «Бешеный зверь», «Сатана», «Красный кошмар», «Красный потрошитель», «Ростовское чудовище», «Красный партизан», «Советский Джек-потрошитель».Чикатило, Андрей Романович. Более 65 убийств

«Ростовский потрошитель»,«Гражданин Икс», «Убийца из лесополосы», «Бешеный зверь», «Сатана», «Красный кошмар», «Красный потрошитель», «Ростовское чудовище», «Красный партизан», «Советский Джек-потрошитель».Чикатило, Андрей Романович

Читать статью

Андрей Романович Чикатило. Родился 16 октября 1936 года в селе Яблочное Харьковской области (ныне Сумская область) — расстрелян 14 февраля 1994 года в тюрьме Новочеркасска Ростовской области. Советский серийный убийца, маньяк, насильник, педофил, некросадист, некрофил, каннибал. В 1982-1990 годах совершил 43 доказанных убийства. Сознался в 56 убийствах. По оперативным данным убил более 65 человек. Прозвища: «Ростовский потрошитель», «Гражданин Икс», «Убийца из лесополосы», «Бешеный зверь», «Сатана», «Красный кошмар», «Красный потрошитель», «Ростовское чудовище», «Красный партизан», «Советский Джек-потрошитель».

Андрей Чикатило родился 16 октября 1936 года в селе Яблочное Великописаревского района Харьковской области. Отец — Роман Чикатило, в 1941 году призван на фронт, сдался в плен, был обвинен в измене Родине, освобожден американцами и выдан в СССР, где отправлен в лагеря Коми АССР. Мать проживала на оккупированной гитлеровцами территории Украины, по некоторым данным, была изнасилована немецким солдатом. По рассказам Чикатило во время следствия, у него был старший брат Степан, которого похитили и съели в 1933 году во время большого голода. По другой версии — Степана съели сами голодавшие родители. Имел младшую сестру 1943 года рождения. Дед — Иван Король, был раскулачен во время коллективизации.

Есть данные, что Андрей Чикатило родился с гидроцефалией (заболевание, характеризующееся избыточным скоплением цереброспинальной жидкости в желудочковой системе головного мозга; в результате оказываемого давления на участки мозга начинает снижаться зрение, возникают судороги, слабость в верхних и нижних конечностях, сдавливание ствола головного мозга проявляется глазодвигательными расстройствами (косоглазие); это может привести к грубым неврологическим расстройствам и снижению интеллектуальных способностей). Известно, что до 12 лет Чикатило страдал энурезом, за это мать его сильно била.

В 1944 году пошел в первый класс. Когда в 1946 году в СССР начался голод, он не выходил из дома, опасаясь, что его могут поймать и съесть, как старшего брата Степана. В то же время исследователи, пытавшиеся разыскать документы относительно Степана, ничего обнаружить не смогли. Поэтому есть версия, что съеденным братом могли попросту пугать маленького Андрея, чтобы тот не выходил на улицу самостоятельно и не общался с незнакомцами.

В школе его третировали сверстники — и за отца-изменника, и в виду слабости и болезненности Андрея. Как позже вспоминали его учителя, он мог расплакаться по любому, самому пустяковому поводу. Будучи близоруким, он боялся носить очки — чтобы не дразнили очкариком. В 1954 году окончил среднюю школу и попытался поступить на юридический факультет МГУ имени М. В. Ломоносова, но не прошёл по конкурсу. Сам он считал, что его не взяли в университет из-за отца, числившегося предателем и изменником. В 1955 году Чикатило закончил Ахтырское техническое училище связи.

Работал на строительстве линий электропередач под Нижним Тагилом. После училища поступил на заочное отделение Московского электромеханического института инженеров железнодорожного транспорта, но до призыва в армию успел проучиться только два курса. С 1957 по 1960 годы проходил службу в Пограничных войсках КГБ СССР в Средней Азии, а затем связистом в Берлине в Группе советских войск в Германии. После армии переехал в населённый пункт Родионово-Несветайская, неподалёку от Ростова-на-Дону, где устроился работать инженером на телефонной станции. Также работал внештатным корреспондентом районной газеты «Знамя», где писал статьи и заметки о новом учебном годе в школе, о переписи населения, о спортивных соревнованиях, о трудовых подвигах родионовцев.

Позднее писал статьи и заметки по вопросам морали и патриотического воспитания молодёжи в газете «Знамя шахтёра». В апреле 1965 года с согласия районного комитета партии Чикатило был назначен на должность председателя районного комитета физической культуры и спорта. В 1970 году окончил заочное отделение филологического факультета Ростовского университета по специальности «Русский язык и литература».

Личная жизнь Андрея Чикатило

Его первой любовью была одноклассница Лидия Боброва. Известно, что он написал ей записку с признанием, а девочка решила посмеяться над Чикатило и сделала его письмо достоянием всего класса. После этого он всю жизнь испытывал проблемы в отношениях с женщинами. Жена — Феодосия (Евдокия) Семёновна Одначева (в замужестве — Чикатило; 1939-2005), из многодетной семьи (у нее было одиннадцать сестер и братьев), работала заведующей детским садом, не отличалась привлекательной внешностью и не пользовалась успехом у мужчин.

В 1963 году их познакомила сестра Чикатило, которая дружила с Фаиной. И уже через полтора месяца знакомства они поженились. К слову, Фаина считала, что очень удачно вышла замуж: супруг не пил, не курил, не устраивал скандалов и во всем был образцовым семьянином. Они накопили деньги на машину, приобрели «Москвич», ставший предметом зависти многочисленной родни. Близкие к дому люди неоднократно отмечали, что именно Фаина была, по сути, главой семьи, а муж во всем ее слушался и подчинялся.

Первый ребенок пары умер в возрасте 8-и месяцев. Спустя год родилась дочь, а затем и сын. Дочь — Людмила Одначева (1965 г.р.), первый раз вышла замуж в 1990 году; во втором браке родила дочь. Сын — Юрий Мирошниченко (1969 г.р.), до 21 года носил фамилию Чикатило; затем носил фамилию Одначев. Воевал в Афганистане в Кандагаре, был ранен. С октября 1989 года работал в ВОХР на заводе в Новочеркасске. Летом 1990 года принял участие в ограблении вьетнамских челноков на 10 тысяч долларов, за что получил 2 года условно. В 1996 году вернулся в Ростовскую область, где занимался рэкетом, за что был приговорён Пролетарским районным судом к двум годам колонии. В 1998 году, через четыре месяца после освобождения за рецидив преступления (ограбление знакомой — сервиз стоимостью 850 рублей, магнитола стоимостью 500 рублей и палас; кража бутылки водки, бутылки вина и сигарет на общую сумму 112 рублей), был приговорён к шести годам колонии строгого режима. После освобождения жил с матерью на окраине Харькова. В апреле 2009 года был арестован за покушение на убийство.

В общей сложности отсидел около 12 лет. Дважды был женат, от первого брака есть сын. Внук — Андрей, назван в честь деда. В 1989 году с целью получения второй квартиры Андрей и Фаина фиктивно развелись. К моменту ареста Чикатило семья проживала в Новочеркасске по ул. Гвардейская, д. 36. В январе 1991 года по совету следователя все члены семьи Чикатило обратились в Новочеркасский ЗАГС, где сменили свои действующие фамилии на девичью фамилию матери, продали квартиру в Новочеркасске и переехали в Харьков.

Как позже вспоминала Фаина Одначева, странности начались уже в самом начале их совместной жизни: «С первой же брачной ночи я почувствовала у него половую слабость, он не мог совершить половой акт без моей помощи». Однако она не придала этому особого значения и приписала инцидент его застенчивости. За домогательства к ученицам интерната он лишился должности завуча, а из ПТУ ушел из-за приставаний к подростку. Чикатило объяснял свои увольнения кознями коллег и наговорами. С 1982 года, когда началась его серия убийств, по свидетельствам бывшей жены, их половая жизнь сошла на нет. Женщина была уверена, что ее муж — импотент, возможно, поэтому спустя годы никак не могла поверить, что он может быть сексуальным маньяком. Как рассказывал следователь Амурхан Яндиев, Фаина до последнего не могла поверить в вину своего мужа, пока не посмотрела видеозапись, на которой он показывает следствию место захоронения своей последней жертвы. Согласно воспоминаниям Яндиева, на встрече с Чикатило в тюрьме она произнесла всего одну фразу: «Как же так, Андрей?». После этого она отреклась от него навсегда. Женщина вернула свою девичью фамилию, но это не спасло ее с сыном от гонений. В городе все равно узнали о них и писали на почтовом ящике угрозы и проклятия. Поэтому Фаине пришлось уволиться с поста заведующей детским садом и переехать в Харьков, где она устроилась на работу реализатором на рынок, стала помогать дочери с воспитанием внуков и так прожила до самой смерти. Дочь Фаины и Андрея отказалась от общения с отцом задолго до его ареста — после того, как он приставал к ее сыну, собственному внуку.

Племянница Чикатило по жене — Марина Одначева, заявляла, что Чикатило неоднократно пытался склонить её к сексуальной связи. В то же время сын Юрий утверждал, что у него был идеальный отец: «Отец для меня был самым лучшим папой в мире… Ничего такого особенного за отцом я не замечал (да и никто из домашних). Вообще, я считаю, что отец на самом деле ни в чем не виноват. Или почти ни в чем». Юрий заявлял, что его отец не совершал тех преступлений, в которых его обвиняли, и был приговорен к смертной казни несправедливо. Также он говорил, что собирается переехать в США, где готов продать Голливуду «правдивую» историю жизни своего отца.

Работа Андрея Чикатило в школе

15 августа 1970 года Андрей Чикатило был принят завучем в школе-интернате № 32 Новошахтинска, а 1 сентября 1970 года переведён учителем русского языка и литературы. Также Чикатило некоторое время исполнял обязанности директора этой школы. Но затем за сексуальные домогательства по отношению к своим ученицам — Любе Костиной и Тоне Гульцевой — был уволен, написав заявление с формулировкой «по собственному желанию». В 1974 году Чикатило стал работать мастером производственного обучения в Новошахтинском ГПТУ № 39, откуда был уволен по сокращению штатов.

В 1978 году с семьёй переехал в Шахты, где с сентября начал работать воспитателем в ГПТУ № 33. Здесь Чикатило пытался домогаться пятнадцатилетнего Володи Щербакова, за что в дальнейшем подвергался насмешкам учеников, называвших его «онанистом» и «голубым». Как позже отмечали психиатры, во время работы преподавателем и воспитателем у Чикатило изменилась сексуальная направленность — наряду с аутоэротизмом он испытывал сексуальное удовлетворение от разглядывания, ощупывания девочек, а в последующем и мальчиков. Он стал замечать, что сексуальное возбуждение у него резко возрастает при сопротивлении и криках партнёра. Обычные сексуальные контакты не приносили удовлетворения, у него отмечалась слабость эрекции и ускоренная эякуляция. Выявилась амбивалентность сексуальности — влечение, любовь и ненависть, стремление унизить, причинить боль определили дальнейшее развитие садизма. Сексуальные действия постепенно освобождались от переживаний стыда и вины, нарастала эмоциональная холодность, раздвоение личности.

Таким образом, можно говорить об имевшемся нарцистическом конфликте у шизоидной личности — любовь к себе и враждебность окружающего мира, что, по мнению психоаналитиков, приводит к амбивалентности (двойственности): стремлению разрушить то, что любишь, к ненависти, агрессии. Скопление нарцистического либидо, затруднение переноса его на объект создаёт почву для его проявления в виде садизма и гомосексуального выбора, стоящего ближе к нарциссизму, нежели гетеросексуальный.

Серия убийств Андрея Чикатило

Согласно первоначальному приговору, 22 декабря 1978 года Чикатило убил свою первую жертву — школьницу Елену Закотнову. Убийство предположительно произошло в доме № 26 (т. н. «мазанке») по Межевому переулку, который Чикатило купил за 1500 рублей втайне от семьи и использовал для встреч с проститутками.

Убийство Елены Закотновой

24 декабря Шахты и остальную Ростовскую область потрясла страшная находка, когда рядом с мостом через реку Грушевку был обнаружен труп девятилетней ученицы 2-го класса школы № 11 Елены Закотновой. Как показала экспертиза, неизвестный совершил с девочкой вагинальный и анальный половые акты, причинив ей разрывы влагалища и прямой кишки, а также нанёс три проникающих ножевых ранения в живот. Смерть девочки, тем не менее, наступила от механической асфиксии — её задушили. Эксперт предположил, что Лена была убита ещё в день своего исчезновения (родители обратились в милицию 22 декабря), не раньше 18.00. Убийство ребёнка, да ещё с особой жестокостью, сопряжённой с сексуальным насилием, требовало немедленного раскрытия. Проведение расследования поручили одному из опытнейших местных сыщиков — старшему следователю советнику юстиции Ижогину. Велась тщательная проверка местных жителей. При этом в поле зрения правоохранительных органов попал и Чикатило — по показаниям свидетельницы, видевшей его с Закотновой на улице, был составлен фоторобот, в котором директор ГПТУ № 33 уверенно опознал Чикатило. Соседи же сообщили, что вечером 22 декабря в его «мазанке» горел свет. Однако в связи с задержанием другого подозреваемого — Александра Кравченко — отработка Чикатило вскоре была прекращена.

Позже Чикатило сообщил, что он заманил девочку в «мазанку» обещаниями подарить жевательную резинку. По его словам, он хотел только «побаловаться с ней», но когда попытался раздеть Закотнову, девочка стала кричать и вырываться. Чикатило испугался, что её могут услышать соседи и навалившись на ребёнка, стал душить; страдания жертвы настолько возбудили его, что он испытал сильнейший оргазм. Тело девочки и её школьный портфель были выброшены в реку Грушевку. 24 декабря был найден труп Закотновой и в тот же день задержан подозреваемый в убийстве — Александр Кравченко, который ранее был осуждён на 10 лет за изнасилование и убийство десятилетней девочки. Жена Кравченко дала показания, обеспечившие ему алиби на 22 декабря, и уже 27 декабря его отпустили. Однако 23 января 1979 года Кравченко совершил кражу у своего соседа. На следующее утро милиция вновь задержала его и нашла украденное на чердаке его дома. В камеру Кравченко подсадили убийцу и наркомана, который избивал его, вынуждая сознаться в убийстве Закотновой. Жене Кравченко сообщили, что её муж уже сидел в тюрьме за убийство, и обвинили её в соучастии в убийстве Закотновой. Испуганная женщина подписала всё, что от неё потребовали.

16 февраля 1979 года Кравченко признался в убийстве Закотновой. Сначала его приговорили к 15 годам тюрьмы, но родственники убитой девочки потребовали пересмотра дела и смертной казни. В результате дело Кравченко три раза отправляли на доследование и, в конце концов, приговорили его к смертной казни. 5 июля 1983 года тридцатилетний Александр Кравченко был расстрелян за убийство, которое, возможно, совершил Чикатило. В 1990 году смертный приговор в отношении Кравченко был отменён. У следствия был ещё один подозреваемый. 8 января 1979 года в Новочеркасске повесился некий Анатолий Григорьев, 50 лет от роду, уроженец города Шахты. 31 декабря, накануне Нового года, в трамвайном парке, работником которого он был, Григорьев, будучи сильно пьян, хвастался коллегам, что он, мол, зарезал и задушил девочку, про которую «писали в газетах». Работяги знали, что «у Тольки по пьяни фантазия просыпается», а потому никто ему не поверил. Однако Григорьев, видимо, ожидал, что эти нетрезвые откровения ещё аукнутся. Приехав к дочери в Новочеркасск, он очень переживал, много пил, плакал, что никого не убивал, а возвёл на себя напраслину. Дождавшись, когда дочь ушла на работу, Григорьев повесился в туалете. Тем не менее, в 1993 году Верховный суд РФ своим определением исключил убийство Закотновой из приговора Чикатило за недоказанностью.

В марте 1981 года Чикатило устроился старшим инженером в отдел материально-технического снабжения и сбыта Шахтинского производственного объединения «Ростовнеруд», где также исполнял обязанности начальника отдела. 3 сентября 1981 года Чикатило предположительно задушил семнадцатилетнюю Ларису Ткаченко (по одним данным она занималась проституцией, по другим была учащейся ПТУ, приехавшей на полевые работы в местный совхоз), набив ей рот грязью. Труп был обнаружен на левом берегу Дона в полусотне метров от магистрали рядом с кафе «Наири», с откушенными сосками и со следами полутораметровой палки (ветки), которую Чикатило вставлял ей во влагалище и в анус. 12 июня 1982 года Чикатило убил двенадцатилетнюю Любовь Бирюк. Началась его доказанная судом серия убийств: в 1982 году Чикатило убил в общей сложности семь детей в возрасте от 9 до 16 лет. Со своими будущими жертвами он чаще всего знакомился на автобусных остановках и вокзалах, а затем под каким-либо благовидным предлогом (показать короткую дорогу, помочь нести тяжёлую сумку, показать свою коллекцию марок, посмотреть редкий фильм на видеомагнитофоне, послушать музыкальную запись, показать компьютер и т. д.) заманивал их в лесополосу или другое укромное место. Иногда Чикатило проходил вместе со своими жертвами несколько километров, причём всегда шёл впереди и, удалившись от людских мест, неожиданно набрасывался с ножом. На изуродованных телах убитых обнаруживали до шестидесяти ножевых ранений, у многих были отрезаны и откушены носы, языки, гениталии, груди, выколоты глаза. Первой жертве Чикатило завязал глаза шарфом, а последующим выкалывал, поскольку или боялся, что на сетчатке глаза жертв останется его изображение, или боялся подолгу смотреть в глаза людям и своим жертвам.

С 1978 года у Чикатило после усиленного переживания оргазма при виде крови жертвы возникает влечение к особо жестоким проявлениям садизма. Извращённое сексуальное влечение сочеталось с аффективными (эмоциональными) колебаниями — подавленностью, погруженностью в переживания, связанные с неудовлетворённым влечением, и душевным подъёмом, приятным чувством усталости после содеянного. На этом этапе формировались выраженные нарушения сексуального влечения — извращённость, потеря контроля и критического отношения к себе — на фоне нарастания эмоциональной холодности и диссоциации. Сексуальные перверсии (садизм, педофилия) совершались с особой жестокостью, с проявлениями вампиризма, каннибализма и некрофилии. Следует отметить стереотипный характер совершённых преступлений — особый отбор жертв, повторяемость в последовательности действий — удары ножом, выкалывание глаз и т.д.

«Дело дураков»

В 1983 году дела об убийствах нескольких жертв Чикатило — Гудкова, Дуненковой, Бирюк, Стальмаченок и двух неизвестных молодых женщин (позднее было установлено, что это были Карабельникова и Куприна) — были объединены в одно производство. Согласно первоначальной версии, убийства совершал психически больной человек, поэтому проводилась проверка в отношении лиц, состоявших на учёте у психиатров.

В сентябре 1983 года в ростовском трамвайном депо милиция задержала некоего Шабурова, страдавшего умственной отсталостью. Вскоре он сообщил, что вместе со своим знакомым Калеником, также умственно отсталым, он совершил угон автомобиля и убивал детей. Каленик был задержан, после него были арестованы ещё несколько человек из дома-интерната для умственно отсталых. Расследование в отношении этих лиц получило неофициальное название «дело дураков». Задержанные давали признательные показания о якобы совершённых ими убийствах, однако постоянно путались в деталях (место убийства, внешность и одежда жертвы и т. п.), признавались в совершении преступлений, которые произошли уже после их ареста. Но убийства продолжались.

В сентябре 1983 года Чикатило убил неизвестную женщину возле Новошахтинска (её личность так никогда и не была установлена), в октябре — девятнадцатилетнюю Веру Шевкун в районе Шахт, в декабре — четырнадцатилетнего Сергея Маркова у станции Персиановка. В январе 1984 года в ростовском парке Авиаторов была убита семнадцатилетняя Наталья Шалопинина, там же в феврале — сорокачетырёхлетняя Марта Рябенко. За совершение этих убийств были задержаны ещё несколько умственно отсталых, по версии следствия — члены той же банды. Они продолжали давать противоречивые показания, но убийства не прекращались. После того, как руководство следствием перешло к Иссе Костоеву, в 1985 году «дело дураков» было прекращено, а все задержанные по нему освобождены.

Первый арест Чикатило

Пик преступной деятельности Чикатило пришелся на 1984 год — он убил 15 человек, а общее число его жертв достигло 32. 19 июля 1984 года им была убита девятнадцатилетняя Анна Лемешева, которая шла от зубного врача и была заманена в лесополосу под предлогом сходить искупаться в пруду. При последующем нападении Лемешева оказала сильное сопротивление Чикатило, который смог справиться, только использовав свой нож. На теле Лемешевой были обнаружены многочисленные ножевые ранения, которые Чикатило нанёс в обе глазницы и в левый висок, а также не менее десяти ударов в левое бедро, в область молочных желёз и лобка. Кровь и судороги умирающей Лемешевой принесли Чикатило половое удовлетворение. Он полностью снял одежду с убитой, изрезав и разорвав её. Также в материалах уголовного дела отмечалось, что: «Соски молочных желез откусил и проглотил. Мстя за свою неполноценность, вырезал половые органы, их потом выбросил, а матку грыз».

1 августа 1984 он поступил на должность начальника отдела материально-технического снабжения Ростовского производственного объединения «Спецэнергоавтоматика». Работа была связана с постоянными поездками по стране, что было очень удобно для совершения последующих преступлений. 2 августа 1984 была убита Наталья Голосовская, которую Чикатило завёл в парк Авиаторов, пообещав показать дорогу до шоссе, откуда якобы легче уехать в Новошахтинск. 7 августа в лесополосе у пансионата «Тихий Дон» Чикатило убил семнадцатилетнюю Людмилу Алексееву, нанеся ей 39 колотых и колото-резаных ран кухонным ножом с тёмной пластмассовой ручкой; у жертвы была отрезана и вставлена в рот верхняя губа, а также искромсана грудь и вырезан низ живота. 8 августа он поехал в свою первую командировку в Ташкент, где убил молодую женщину, находившуюся в нетрезвом состоянии и, отрезав ей голову, бросил в кусты, а также на кукурузном поле ударил кухонным ножом и добил камнями десятилетнюю девочку — Акмараль Сейдалиеву (Сардалиеву). 28 августа у пансионата «Тихий Дон» был убит одиннадцатилетний мальчик — Александр Чепель.

6 сентября 1984 в Парке Авиаторов в Ростове-на-Дону убита двадцатичетырёхлетняя Ирина Лучинская. Орудием убийств Чепеля и Лучинской послужил тот же нож, которым ранее была убита Людмила Алексеева.

14 сентября 1984 года на ростовском Центральном рынке его задержал участковый инспектор капитан милиции Александр Заносовский со своим напарником Шайх-Ахмедом Ахматхановым. Вечером предыдущего дня Чикатило привлёк внимание милиционеров своим подозрительным поведением на Пригородном автовокзале, находящемся неподалёку от парка Авиаторов, где к тому времени были найдены трупы 7 его жертв (к тому же за две недели до этого Заносовский уже обращал на него внимание и проверил документы). Заносовский и Ахматханов установили за ним наблюдение, перемещаясь вслед за Чикатило по городу. Он бессистемно пересаживался с одного транспорта на другой, пытался знакомиться с девушками, приставал к ним в общественном транспорте. Ночь Чикатило провёл на Главном автовокзале, прямо там с ним занималась оральным сексом проститутка. С автовокзала он утром отправился на рынок и был там задержан. В его портфеле был обнаружено грязное полотенце, кухонный нож с тёмной пластмассовой ручкой, банка вазелина, кусок мыла и два мотка верёвки (шпагат).

Наличие данных вещей он объяснил своей работой снабженца: верёвка используется для подвязывания разваливающейся коробки, нож — для обрезки лишнего конца верёвки, а вазелин использовался им для бритья во время командировок. Кроме того, в портфеле было найдено удостоверение внештатного сотрудника милиции. У Чикатило взяли кровь на анализ, его группа крови оказалась второй, при этом группа спермы, которая была обнаружена на трупе Димы Пташникова, была четвёртой. Позже это обстоятельство объяснят тем, что у Чикатило якобы было так называемое «парадоксальное выделительство»: кровь у него была второй группы, а выделения организма — четвёртой, и это обеспечивало ему своеобразное алиби. После суда Чикатило станет фигурировать в СМИ как «парадоксальный выделитель» — человек с крайне редкой особенностью организма («один на несколько миллионов»). На самом деле анализ обнаруженной спермы дал неправильный результат из-за микробной обсеменённости материала. Чикатило отпустили, не проведя более подробного расследования и анализов. Однако вскоре его исключили из КПСС, членом которой он был с 1960 года, и приговорили к году исправительных работ по статье 92-й Уголовного кодекса РСФСР за хищение аккумулятора. Также Чикатило вменялась кража линолеума, но обвинение было снято за недоказанностью. Но освободили его уже через три месяца — 12 декабря 1984 года.

В январе 1985 года Чикатило переехал с семьёй в Новочеркасск и там устроился на должность инженера на Новочеркасском электровозостроительном заводе, где позже стал начальником отдела металлов. В 1990 году перевёлся в отдел внешней кооперации Ростовского электровозоремонтного завода, где и проработал до момента ареста.

После своего первого задержания Чикатило убил ещё 21 человека.

1 августа 1985 года, заманив восемнадцатилетнюю Наталью Похлистову в лес за посёлком Востряково-1 вблизи от платформы Авиационная (Московская область), Чикатило убил её, нанеся ей 38 ножевых ран. 27 августа в лесу за Шахтинским автовокзалом было совершено убийство восемнадцатилетней Инессы Гуляевой. Поскольку убийства в лесополосах продолжались, в декабре 1985 года началась проходящая под контролем ЦК КПСС операция «Лесополоса» — самое масштабное оперативное мероприятие, когда-либо проводившееся советскими и российскими правоохранительными органами. За всё время операции на причастность к серии убийств было проверено более 200 тысяч человек, попутно было раскрыто 1062 преступления (включая 95 убийств, 245 изнасилований, 140 случаев нанесения тяжких телесных повреждений и 600 других преступлений), была накоплена информация на 48 тысяч человек с сексуальными отклонениями, на спецучёт было поставлено 5845 человек, проверено 163 тыс. водителей автотранспорта.

Были даже использованы военные вертолёты, чтобы патрулировать железнодорожные пути и прилегающие к ним лесополосы. Розыск убийцы обошёлся государству примерно в 10 миллионов рублей в ценах 1990 года. В совещании, проводившемся областной прокуратурой по этому делу в Ростове-на-Дону в апреле 1987 года, принимали участие заместитель начальника следственного управления Прокуратуры СССР В. Ненашев и заместитель прокурора РСФСР Иван Землянушин. Оно открылось словами: «Дело «Лесополоса» находится на контроле во всех вышестоящих инстанциях, а также в ЦК КПСС. В стране нет дела более важного, чем «Лесополоса»». Специальную оперативную группу, занимавшуюся делом убийцы из лесополосы, возглавлял Виктор Бураков, который обратился к психиатру Александру Бухановскому с просьбой составить психологический портрет преступника. Бухановский сразу отверг версии о том, что убийца психически болен, маргинален или гомосексуален. По его мнению, преступник был обычным, ничем не примечательным советским гражданином, с семьёй, детьми и работой — одним из прозвищ убийцы стало «Гражданин Икс». Сотрудницы милиции, одетые в штатское, постоянно ездили на электричках в качестве приманки. Трасса Таганрог — Донецк — Ростов — Сальск на всём протяжении контролировалась работниками милиции.

Будучи дружинником, Чикатило сам участвовал в этой операции и дежурил на вокзалах, «помогая» милиции ловить самого себя. Почувствовав усиление надзора, он стал более осторожен и за 1986 год не совершил ни одного убийства, а в 1987 году убивал лишь за пределами Ростовской области. К этому времени число его жертв достигло 34 человек. Убийства продолжились в 1987 году, когда 16 мая он убил тринадцатилетнего Олега Макаренкова, чьи останки были обнаружены только в 1990 году, после ареста Чикатило. Трупы детей находили регулярно, даже в центре Ростова, в парке Авиаторов и Ботаническом саду. Он убивал и в других городах СССР, куда ездил в командировки — в Запорожье, Иловайске, Ленинградской области, Домодедове, Ревде, Кольчугине. Руководство следствием взял на себя Исса Костоев, занимавший должность заместителя начальника следственной части Прокуратуры РСФСР.

С 1986 по 1988 годы в Ростовской области действовал другой маньяк, Константин Черёмухин, убивший трёх девушек и одну девочку в городе Батайске. Он надеялся, что в его преступлениях обвинят «Убийцу из лесополосы», однако следствие быстро выяснило, что их совершает другой маньяк. В начале 1989 года Черёмухин был арестован.

3 ноября 1989 года Ростовский областной суд приговорил его к высшей мере наказания — смертной казни через расстрел. В 1993 году приговор был приведён в исполнение. В сентябре 1989 года Костоев посетил в Новочеркасской тюрьме приговорённого к смертной казни серийного убийцу Анатолия Сливко в надежде, что тот поможет следствию. Но Сливко, повторив предыдущую ошибку следствия, лишь указал на то, что убийства в лесополосах, скорее всего, совершают двое: один «специализируется» на мальчиках, другой — на девушках и женщинах. «Бесполезно» — сказал он — «Такого вычислить невозможно. По себе знаю». Через несколько часов после разговора с Костоевым Сливко расстреляли.

В 1990 году Чикатило убил ещё 8 человек. Последнее своё убийство он совершил 6 ноября. Жертвой стала двадцатидвухлетняя проститутка Светлана Коростик. Убив её, он вышел из леса, и возле железнодорожной платформы Лесхоз перегона Сулин — Лесостепь его остановил сотрудник милиции сержант Игорь Рыбаков, который попросил предъявить документы, ввиду того, что в этой местности люди обычно ходили за грибами, а одежда Чикатило (костюм и галстук) не подходила для грибника. Так как формального основания для ареста милиционер не имел, то, зафиксировав фамилию, он отпустил Чикатило.

Разоблачение Чикатило

Через несколько дней возле той же платформы был обнаружен труп Коростик. Судмедэксперт установил дату убийства — около недели назад. Проверив рапорты дежуривших в то время милиционеров, Костоев обратил внимание на фамилию Чикатило, который уже задерживался в 1984 году по подозрению в причастности к убийствам в лесополосах. 17 ноября за Чикатило установили наружное наблюдение, в ходе которого было установлено, что он вёл себя подозрительно: пытался знакомиться с мальчиками и девушками, появлялся в местах, где ранее находили трупы. Кроме того, было выяснено, что Чикатило был настолько подавлен и рассеян после одной неудачной попытки познакомиться, что чуть не был сбит проезжавшим автомобилем, когда переходил дорогу.

Чикатило был арестован около 17:00 20 ноября 1990 года. В тот день, отпросившись с работы, он пошёл в поликлинику, чтобы сделать рентген пальца, который во время борьбы ему прокусила его предпоследняя жертва — шестнадцатилетний Виктор Тищенко. Оказалось, что палец был сломан. Чикатило вернулся домой, затем пошёл в киоск за пивом (по другим данным — за квасом), взяв в качестве тары трёхлитровую банку, которую нёс в сумке-сетке для овощей. На обратном пути от пивного ларька, сделав попытку познакомиться с несовершеннолетними мальчиками, Чикатило был задержан тремя оперативниками, одним из которых был руководитель группы задержания В. И. Колесников. По словам одного из оперуполномоченных, принимавших участие в операции по задержанию Чикатило, все были удивлены, что «Чикатило вроде такой здоровый мужик, а пива он купил немного — в трёхлитровой банке было около полулитра». При обыске в его доме обнаружили 23 кухонных ножа, молоток, которым Чикатило добивал жертв, обувь, размер и рисунок подошвы которой совпали с отпечатком, найденным около трупа одной из жертв, а также уже известный портфель, в котором лежали верёвка, нож и вазелин. Г. Г. Бондаренко, который в 1984 году работал начальником уголовного розыска Первомайского отдела УВД, будучи вызванным в суд в качестве свидетеля, без тени сомнения опознал нож, который, по его словам, находился в известном портфеле Чикатило, когда того доставили с Центрального рынка в Первомайский отдел.

Чикатило допрашивали десять дней, но он ни в чём не сознавался. Прямых улик против него не было, и уже истекал установленный в советском законодательстве трёхдневный срок содержания под стражей. Тогда Костоев обратился за помощью к психиатру А. О. Бухановскому, и тот согласился побеседовать с убийцей. 28 ноября после продолжительного разговора с Бухановским, во время которого он ознакомил Чикатило с выборочными местами из составленного им психологического портрета, Чикатило разрыдался и начал давать признательные показания в убийствах. Позже Бухановский говорил, что сразу понял: перед ним тот самый серийный убийца.

Также он понял причину нежелания Чикатило сотрудничать со следствием: убийца стремился скрыть свои фантазии, которые считал уникальными, маньяк только у себя видел способность совершать подобные действия. Кроме того, Бухановский отметил, что не прибегал к гипнозу, поскольку для Чикатило он стал первым человеком, которому тот признался во всём совершённом. Суд над Чикатило, начатый 14 апреля 1992 года, проходил в зале № 5 Ростовского дома правосудия. Объём материалов уголовного дела № 18/59639-85 составил 220 томов. Его обвиняли в 56 убийствах, но доказать удалось 53, в приговоре фигурировали 52 убийства, так как по одному эпизоду суд счёл доказательную базу недостаточной; кроме того, Чикатило вменялось несколько случаев растления несовершеннолетних. Тогда же он пытался отказаться от своих показаний, заявляя, что ему их на следствии «подсунули оптом», а он ошибочно подписал.

Три судебно-психиатрические экспертизы, проводившиеся в Ростовском областном психоневрологическом диспансере и Всесоюзном НИИ общей и судебной психиатрии имени В. П. Сербского, однозначно признали Чикатило вменяемым, то есть «не страдавшим каким-либо психическим заболеванием и сохранившим способность отдавать себе отчёт о своих действиях и руководить ими». Адвокат Чикатило пытался построить линию защиты на том, что его клиент является несчастным и больным человеком, который нуждается в медицинской помощи. Самого Чикатило, во избежание возможного самосуда со стороны родственников погибших, поместили в большую железную клетку.

Во время судебных заседаний он пытался изобразить сумасшествие: кричал, оскорблял судей, государственного обвинителя и присутствующих в зале, обнажал половые органы, утверждал, что он беременный и кормящий. Мотивацию своих злодеяний Чикатило объяснял следующим образом: «Я делал это не ради сексуального удовлетворения. Скорее, это меня несколько умиротворяло». В приговоре Ростовского областного суда по делу Чикатило его длительное неразоблачение объяснялось не ошибками экспертов и огрехами следователей в целом, а именно «парадоксальным выделительством» виновного: несовпадением его выделений (спермы) и крови по антигенной системе AB0. Группа крови Чикатило была второй (A), но в его сперме, найденной на одной из жертв, были обнаружены ещё и следы антигена B, что давало основание считать, что у убийцы из лесополосы кровь четвёртой группы (AB).

У Чикатило оказалась неподходящая группа крови, и поэтому после задержания в сентябре 1984 года он был отпущен. В то же время есть версия, что «парадоксальное выделительство» было специально придумано для того, чтобы оправдать халатность судебно-медицинского эксперта — заведующей судебно-биологическим отделением Бюро главной судебно-медицинской экспертизы Минздрава России С. В. Гуртовой, проводившей в 1984 году анализ крови Чикатило. Сама С. В. Гуртовая признала, что допустила неточность и ей следовало в заключении написать «человек, в сперме которого содержатся указанные антигены», а также отметила, что если против подозреваемого есть веские улики, а группа крови не совпадает, то рекомендовала следствию проверить сперму.

При первом аресте Чикатило в 1984 году и последнем аресте в 1990 году в его портфеле была найдена банка вазелина, которая вместе с верёвкой и остро наточенным ножом была «приготовлена для его жертв». Когда Чикатило спросили, зачем ему вазелин, он ответил, что использует его в качестве крема для бритья «в долгих служебных разъездах». Позже на допросе он признался, что использовал его при изнасиловании жертв. В то же время многие специалисты, в т.ч. те, которые участвовали в проведении экспертизы Чикатило, утверждают, что он никогда не насиловал своих жертв, так как страдал импотенцией. 15 октября 1992 года Чикатило приговорили к смертной казни (многостраничный приговор начали читать 14 октября и закончили только на следующий день). Слово «расстрел» вызвало в зале аплодисменты.

Казнь Чикатило

После вынесения приговора Чикатило был доставлен в Новочеркасскую тюрьму. Находясь в камере смертников, Чикатило следил за своим здоровьем: не курил, делал зарядку, с аппетитом ел. Он писал многочисленные жалобы от ЦК КПСС до редакций центральных газет на судью и следствие, а также 18 июля 1993 года прошения о помиловании на имя Президента России Бориса Ельцина. 4 января 1994 года было отклонено его последнее такое прошение, где Чикатило указывал на то, что 40 лет проработал на благо страны, прожил нелёгкую трудовую жизнь при «Коммунистической тирании» и мечтает жить в новой и свободной России; уголовное дело, где его определяют как насильника, убийцу и людоеда, полностью сфабриковано и нет никаких фактов его виновности; отмечал, что у него «психопатия шизоидно-мозаичного круга с сексуальными перверсиями, головные боли от черепно-мозгового давления, бессонница, кошмары, аритмия сердца», которые он не может доказать, поскольку история болезни находится в Шахтинской психиатрической больнице; Чикатило выставлял себя самого жертвой советской политической системы, заявлял, что свято верил в «победу Коммунизма во всём мире» и считает себя единственным настоящим коммунистом — «коммунистом № 1»; в заключении он просил о посмертной реабилитации своих деда и отца, ставших жертвами режима, а также об отмене собственного приговора 1984 года и о переводе из Новочеркасской тюрьмы в Москву для того, «чтоб говорить Правду об этом странном, сенсационном деле, чтоб написать мемуары о моей трагической жизни, чтоб встретиться со специалистами — юристами, сексопатологами, психиатрами».

В самой последней строке Чикатило писал: «Прошу Вас оставить мне жизнь». 13 февраля 1994 Чикатило сообщили, что ночным рейсом его доставят в Москву на новое обследование. Вечером 14 февраля Чикатило на автомобиле УАЗ был доставлен в сопровождении двух конвоиров в место исполнения приговоров к расстрелу и казнён выстрелом в затылок. Похоронен под номером в безымянной могиле на кладбище Новочеркасской тюрьмы.

Психологический портрет маньяка Чикатило

Психологический портрет убийцы Чикатило был составлен Бухановским («проспективный портрет преступника») и в целом занял 85 страниц машинописного текста. Ключевые положения следующие: Его возраст — от 25 до 50. Но, скорее всего, ему было от 45 до 50 лет — возраст, в котором наиболее часто развиваются сексуальные перверсии. Если он и был женат, то его жена не была к нему особенно требовательна и позволяла ему часто и подолгу отсутствовать дома. Возможно, у него был личный автотранспорт, или его работа была связана с поездками. Он мог бы на время перестать убивать, если почувствовал опасность, но не остановился бы до тех пор, пока не был бы пойман или не умер. Преступник не страдал психозом или умственной отсталостью.

Внешне и по поведению он был вполне обычным человеком: жертвы доверяли ему. Он считал себя талантливым, хотя у него не было особых способностей. У него был разработан чёткий план по выслеживанию и заманиванию жертв, которого он строго придерживался. Он был гетеросексуалом, а мальчики для него выступали в качестве «символических объектов», на которых он, возможно, вымещал обиды и унижения, перенесённые в детстве и подростковом возрасте. Он был некросадистом, которому необходимо было наблюдать смерть и мучения людей, чтобы получить сексуальное удовлетворение.

Чтобы привести жертву в беспомощное состояние, сначала он бил её по голове. Он был физически хорошо развит, высокого роста. Многочисленные ножевые ранения, которые он наносил, являлись для него способом «проникнуть» в сексуальном смысле в жертву. Клинок выполнял роль полового члена, совершая в ране возвратно-поступательные движения, но не выходя из неё полностью, из чего следовало, что скорее всего, он был импотентом. Он ослеплял своих жертв, потому что боялся их взгляда. Отрезанные части тела он сохранял в качестве «трофеев». Отрезая половые органы у мальчиков, он пытался сделать их более похожими на женщин или выместить гнев на свою собственную сексуальную несостоятельность.


«Вожатый-Потрошитель», «Заслуженный мучитель». Сливко, Анатолий Емельянович. В период с 1964 по 1985 годы он убил 7 мальчиков и подростков, бывших его воспитанниками.

«Вожатый-Потрошитель», «Заслуженный мучитель». Сливко, Анатолий Емельянович

Читать статью

Советский серийный убийца с самой долгой серией убийств – она продолжалась 21 год! Также можно сказать, что Сливко – самый социально адаптированный отечественный серийный убийца. Списком его заслуг и достижений можно залюбоваться – он был ударником коммунистического труда, членом КПСС, носил звание заслуженного учителя РСФСР (хотя педагогического образования у него не было), был депутатом городского совета народных депутатов, про него много раз писали в «Пионерской правде», было не меньше двадцати радиопередач по Всесоюзному радио (естественно, до того, как стало известно, что он маньяк), бесчисленное количество почетных грамот и наград. Про Сливко и его детище – детско-юношеский туристический клуб «Чергид» — знали все жители Невинномысска. В общем, самый благонадежный и прекрасный советский гражданин.

Поэтому когда в декабре 1985 года Сливко арестовали, для всех это стало полной неожиданностью. Поначалу обыватели думали, что за хищение социалистической собственности (с кем не бывало в Советском Союзе?), но «реальность» оказалась ужасна. С подобным советский обыватель не сталкивался никогда. «Местная невинномысская знаменитость», пример для подражания, лучший друг детей Анатолий Сливко оказался убийцей, монстром из фильма ужасов, практически Фредди Крюгером. Он убил 7 детей в возрасте от 11 до 15 лет, и убийства и расчленение трупов тщательно снимал на кинопленку и фотографировал. Все эти «документы» Сливко хранил… в помещении клуба «Чергид», в электрическом щите! При обыске, кроме жутких пленок и снимков, там же нашли набор охотничьих ножей и походный топорик, мотки веревок, петли, сделанные из кусков резинового шланга и распиленные детские ботинки. Кроме того, были найдены записные книжки и дневник Сливко, который он вел на протяжении многих лет и в котором он подробно описывал убийства и свои переживания, с ними связанные.

Своих жертв он находил среди члена клуба «Чергид». Он «обольщал» их, упрашивая поучаствовать в секретном «эксперименте» или «испытании», заключающемся в том, что ребенок подвешивался в петле (или на его голову надевался целлофановый пакет) и терял сознание. Это нужно было для того, говорил Сливко, чтобы знать, как оказывать помощь тому, кто потерял сознание в походе. В общем, Сливко говорил мальчику, что, идя на эксперимент, тот совершает подвиг и оказывает неоценимую помощь науке. Семь таких экспериментов закончились смертью. Но кроме них, было еще 42 (!) эксперимента с разными мальчиками, которые завершились более-менее «благополучно», хотя некоторые его участники на всю жизнь приобрели болезни или даже инвалидность. (В книге Модестова называется 33, на самом деле их больше.)

Сливко получал сексуальное возбуждение и разрядку, наблюдая за мучениями детей. Но «наивысшее наслаждение» он получал от процесса расчленения трупа и прочих «некросадистических действий». В частности, довольно «экзотических» — он распиливал обутые в ботинки ноги (уже мертвого) мальчика, обливал ботинки бензином и поджигал, непременно снимая все это на кинопленку. В дальнейшем он просматривал свои жуткие фильмы и онанировал (в большинстве случаев – в помещении «Чергида» до начала занятий).

Также Сливко пытался сохранить некоторые части тел своих жертв (в основном, гениталии), засаливая их в обычной консервной банке.

Суд на Сливко состоялся в июне 1986 года. Дважды проводившаяся судебно-медицинская экспертиза в Институте им. Сербского показала его полную вменяемость. Он был расстрелян в сентябре 1989 года.

* * *

Анатолий Емельянович Сливко родился 28 декабря 1938 года в дагестанском городе Избербаш. Новорожденный получил родовую травму был задушен пуповиной. Последствия этой травмы в дальнейшем отрицательно сказались на Сливко всю жизнь он страдал от головных болей, а в подростковом возрасте у него возникли особенности личности, которые психиатры называют «эпилептоидной», или «органической», психопатией. У таких людей «вязкая» психика, они склонны надолго «застревать» на каком-то травмирующем событии.

Для Сливко такое травмирующее событие произошло в 1943 году, во время фашистской оккупации. Он стал свидетелем убийства мальчика немецким солдатом. Солдат хотел застрелить собаку мальчика, а тот пытался защитить ее. Оба были убиты. Кровь забрызгала начищенные хромовые сапоги солдата, и он вытер их о труп ребенка. С этого момента чёрные блестящие начищенные ботинки станут сексуальным фетишем Сливко. Позже со старшими детьми он играл в партизан он был пионером-героем и его «казнили» подвешивали в петле. Пару раз такие игры заканчивались для маленького Сливко потерей сознания и, как можно предположить, оргазмом известно, что сильное сдавливание шеи может вызывать эрекцию и даже эякуляцию. Видимо, именно с того времени в сознании Сливко пытки, удушения и сексуальное наслаждение слились воедино.

Как пишет Николай Модестов, «в детстве Сливко был болезненным и слабым, страдал бессонницей, отсутствием аппетита, стеснялся своей внешности, неуклюжести, избегал шумных игр со сверстниками и спортивных занятий. Еще школьником увлекся выращиванием кроликов, охотно умерщвлял и разделывал их». В подростковом возрасте он стал заниматься онанизмом, пользуясь для этого ботинками. В 50-е гг. семья Сливко переехала в «город химиков» Невинномысск.

Сексуальное развитие Сливко было поздним первые поллюции у него случились только в 22 года, во время службы, которую он проходил на флоте, на Дальнем Востоке с 1959 года. Там он командовал подразделением, там же его приняли кандидатом в члены КПСС. Но «на Дальнем Востоке у меня никого не было, мне было одиноко и страшно», позже говорил он. Летом 1961 года произошло событие, которое, по собственным признаниям Сливко, перевернуло его и послужило толчком для превращения его в маньяка. Он стал свидетелем автокатастрофы в отряд пионеров на полной скорости врезался пьяный мотоциклист (но не автомобилист, как указывается в некоторых источниках) и сбил мальчика лет четырнадцати. «К месту происшествия сбежались люди, побежал и я, записывал Сливко в своем дневнике. Мальчик был в крови, его ноги дрожали. Кто-то поднял его на руки, понес к машине. Он был уже без сознания, голова запрокинулась, рука беспомощно обвисла. Я был потрясен увиденным и долго не мог прийти в себя».

В том же 1961 году Сливко демобилизовался, и за отличную службу его премировали ценным подарком кинокамерой «Кварц». Больше всего ему понравилось снимать на нее мальчиков-подростков в пионерской форме. Он вернулся к своим родителям в Невинномысск, где поступил в химико-технологический техникум. В 1963 году, окончив техникум, Сливко устроился оператором-универсалом на химкомбинат «Азот». Работал он самоотверженно, постоянно перевыполнял план, вскоре стал ударником коммунистического труда, опубликовал несколько статей в профсоюзной газете «Химик». Но Сливко был несчастен, в обществе сверстников ему было не интересно, его тянуло к детям, особенно к мальчикам. Множество раз он выступал перед школьниками с рассказами о природе Дальнего Востока, потом, в конце концов, он устроился на общественных началах пионервожатым в среднюю школу №15 (в которой раньше учился сам).

Фантазии всё сильнее захватывали Сливко («видение аварии 61 года постоянно всплывает в сознании и преследует меня»). Ему виделись сцены мучений и страданий детей, пионеры в окровавленной форме и чёрных блестящих ботинках. Его «плохая половина», по его собственным словам, требовала воплощения фантазий в жизнь.

В июне 1963 года Сливко предложил пятикласснику Николаю поучаствовать в киносъемках. Отведя Николая в лес, он играл с ним в разведчиков, потом предложил «серьезное испытание на выносливость». Мальчик согласился. Сливко привязал Николая к деревьям за руки и за шею, а веревку, привязанную к его ногам, тянул на себя (он называл это «сделать растяжку»). Затем он попросил Николая изображать мучения и страдания (извиваться, сучить ногами и т.д.): так он стремился воссоздать аварию, произошедшую в 1961 году. Всё это тщательно фиксировалось на киноплёнку.

В медицинском учебнике Сливко прочитал о т.н. «ретроградной амнезии», когда в результате черепно-мозговой травмы или удушения человек теряет память на события, предшествующие травме. Он посчитал, что это может быть очень удобно если придушить мальчика, он потеряет сознание, но ничего не будет помнить (а значит, и не сможет, в том числе, пожаловаться родителям).

2 июня 1964 года он провёл свой «первый медицинский эксперимент», заключавшийся в том, что мальчик был подвешен в петле и спустя короткое время потерял сознание. Когда он был без чувств, Сливко совершил акт онанизма и эякулировал на ботинки мальчика. Когда же мальчик пришел в себя, то ничего не помнил о том, что случилось. Он остался жив, но уже через несколько месяцев Сливко совершил свое первое убийство. Жертвой стал беспризорный 15-летний подросток, до сих пор неопознанный. Сливко сказал ему, что пишет диссертацию о пределах человеческих возможностей, и уговорил участвовать его в «научном эксперименте» по проверке этих самых возможностей. Мальчик умер, задохнувшись в петле. Убийца пытался спасти его, делая искусственное дыхание и массаж сердца, но это оказалось бесполезно. Испугавшись, Сливко стал немедленно избавляться от трупа он разрубил его на несколько кусков и сбросил их в Кубань. Пленку, на которой было запечатлено убийство, он уничтожил, опасаясь, что ее кто-нибудь обнаружит.

В 1966 году Сливко становится директором детско-юношеского туристического клуба «Чергид» («Через реки, горы и долины»; сначала клуб назывался «Романтик» и сменил название после того, как в нем случился пожар и он был переведен в другое помещение). Клуб стал пользоваться огромной популярностью среди невинномысских подростков. Родители сами приводили к Сливко своих детей, чтобы «уберечь их от влияния улицы». Сливко вынужден даже отказывать в приёме из-за переполненности клуба. Члены клуба ходили в многодневные походы по Ставропольскому краю (в этих походах каждый год участвовало больше тысячи детей и подростков), обучались собирать рюкзак, разводить костёр, ставить палатку. При клубе работал фотокружок, где дети учились фотографировать и снимать фильмы. О «Чергиде» и Сливко стали говорить на совещаниях райкомов, в ГорОНО и КрайОНО, писать в «Пионерской правде» (было опубликовано около трёх десятков статей) и даже проводить передачи по Всесоюзному радио. Вскоре Сливко становится мастером спорта по горному туризму, его выбирают депутатом Невинномысского горсовета, а в 1977 году ему присуждается звание Заслуженного учителя РСФСР (притом, что ни педагогического, ни вообще высшего образования у него не было).

В 1967 году Сливко женится на девушке Людмиле она, так же как и он, работала на комбинате «Азот». От Сливко она родила двух сыновей Игоря (р. 1971) и Евгения (р. 1975). С первой брачной ночи у Сливко выявилась импотенция («моя жена не вызывает во мне никаких желаний, хотя особенно не раздражает», писал он в дневнике). С женой он не смог жить нормальной половой жизнью, а после рождения Евгения он вообще спал в отдельной от нее комнате. Людмила умрёт от рака в 1998 году.

14 ноября 1973 года Сливко убивает 15-летнего Александра Несмеянова (р. 1 ноября 1958 года). По факту пропажи Несмеянова было возбуждено уголовное дело, проводились поиски в донских лесах, водолазами обследовалось дно реки Кубань, но никаких результатов это не принесло. Версией следствия было даже похищение мальчика цыганами. Мать Несмеянова сама ездила по всему Советскому Союзу в поисках сына, писала во все инстанции, в том числе в адрес XXV съезда КПСС. Приходила она и к Сливко спрашивала у него, не говорил ли ему мальчик о своих планах сбежать из дома. Тот ответил, что не говорил. Также к Сливко приходила и милиция за фотографиями Несмеянова, которые можно было бы показать по телевидению. Он отпечатал прекрасные фотографии и, кроме того… организовал поиски в донских лесах пропавшего мальчика, в которых участвовало до двухсот членов «Чергида»!

Проходили месяцы, а Несмеянова так и не нашли, поэтому дело о его пропаже закрыли. Но зимой 1974/75 в одной из колоний заключенный Мадьяров, который был другом Несмеянова, написал явку с повинной, в которой сознавался, что это он убил подростка, а труп закопал на одном из островов Кубани. Однако поиски трупа по схемам, составленным Мадьяровым, снова ни к чему не привели. Выяснилось, что заключенный не убивал мальчика, а просто захотел «развеяться», прокатившись до Невинномысска. Следствие снова зашло в тупик и было приостановлено.

11 мая 1975 года Сливко убивает свою третью жертву 11-летнего учащегося пятого класса Андрея Погасяна. Буквально за несколько дней до этого было закрыто дело о пропаже Александра Несмеянова. 12 мая на городской набережной были найдены школьный портфель и одежда Погасяна. Тщательное обследование берегов и дна реки Кубань никаких результатов не принесли. Допросив родителей Погасяна, следователь узнал, что мальчик собирался «на киносъемки», которые проводил в донском лесу какой-то мужчина, и просил мать специально для этого купить ему новые плавки. Следователь посчитал эти сведения важными и послал поручение в Невинномысское УВД найти этого мужчину, а сам уехал на повышение квалификации в Москву, после чего был переведен в Ставропольскую краевую прокуратуру. Но никакого расследования для установления личности этого «кинолюбителя» проводить не стали, а следствие не объединило два дела о пропаже детей в одно оно почему-то не заметило, что Несмеянов и Погасян были примерно одного возраста и оба посещали «Чергид». Более того, к Сливко пришли снова… за фотографиями Андрея Погасяна! И снова Сливко «на общественных началах» организовал поиски мальчика!

Пять лет после этого Сливко не убивал, а «только» проводил «несмертельные» эксперименты с мальчиками вешал, удавливал веревкой, резиновым шлангом, надевал на голову противогаз или полиэтиленовый пакет и даже заставлял дышать эфиром для наркоза. Всё это он непременно снимал на фото- и кинопленку, вел записные книжки (что-то наподобие «историй болезни»), в которых фиксировал дату и время «эксперимента», действия и внешний вид мальчика во время удушения, «симптомы», наблюдавшиеся после того как жертва приходила в себя: «координация нарушена», «речь невнятная» и т.д. Это был настоящий конвейер через руки Сливко проходили десятки и десятки разных мальчиков, всего же жертвами «несмертельных» опытов стали 42 мальчика (в книге Николая Модестова называется цифра 33, на самом же деле, по официальным документам следствия, их больше). Некоторые из этих жертв в результате этих «медицинских экспериментов» получили болезни на всю жизнь и даже инвалидность.

Надо отметить, что все жертвы Сливко сами, добровольно шли на эксперименты. Кто шёл из уважения к педагогу, кто из азарта и «жажды славы» (Сливко говорил, что это очень почётно участвовать в таком опыте, что мальчик оказывает «неоценимую помощь науке» и т.д.), кто из-за денег (некоторым жертвам Сливко предлагал деньги от 10 до 25 рублей), кто для того, чтобы отработать «штрафные баллы», которые им назначались в «Чергиде» за какие-нибудь оплошности, и снять эти баллы можно было участием в «медицинском эксперименте». Всем будущим жертвам Сливко давал почитать отпечатанную на машинке листовку, в которой объяснялся смысл предстоящего опыта и которая начиналась словами: «Дорогой друг! Ты идешь на своеобразный подвиг…» Кроме того, мальчики давали расписку «о неразглашении» в общем, Сливко создавал видимость того, что его «медицинские эксперименты» не какая-то его прихоть, они «официальны», хотя и «строго засекречены».

В 1980 году Сливко убил 13-летнего Сергея Фатнева. Розыски мальчика опять ничего не дали, и дело закрыли. И снова следствие не сделало никакого вывода из факта, что мальчик, так же как и пропавшие Несмеянов и Погасян, был членом клуба «Чергид»!

В своих играх с трупом Сливко каждый раз заходил «всё дальше» и становился всё более изощрённым. Он подвешивал и растягивал на верёвках труп в разных позах, распиливал и разрубал его перед камерой, из расчлененных конечностей составлял разные «фигуры». Например, отрезанную голову жертвы окружал отрубленными ногами в начищенных ботинках. Вскрывал брюшную и грудную полости, внимательно рассматривал и снимал на плёнку внутренние органы. Кровь собирал в специально приготовленный поддон и пил её ложкой. Обливал ботинки мальчика бензином и поджигал. Распиливал его обутые в ботинки ступни. Отрезал у трупа уши, нос, щеки, вырезал глаза. Отрезанные гениталии жертв он засаливал в обычной стеклянной консервной банке. На такие игры у него могло уходить до двух часов. Отснятые фильмы Сливко потом просматривал в помещении клуба «Чергид» (обычно днём, до начала занятий) и онанировал.

23 июля 1985 года Сливко совершает свое последнее убийство. Жертвой стал 13-летний Сергей Павлов (р. 19 августа 1971 года). В тот день, в 7 часов утра мальчик ушел из своего дома по бульвару Мира, сказав родителям, что идет на рыбалку на реку Барсучки. Однако своей соседке Лидии Половинкиной он сказал, что идет на встречу с руководителем клуба «Чергид» Сливко и что тот будет его фотографировать для «иллюстрированного журнала». Но к вечеру Павлов не вернулся. Тогда Половинкина позвонила в «Чергид» и спросила Сливко, не видел ли он мальчика. Сливко ответил, что не видел, а на следующий день он уехал на Черное море с группой воспитанников, и следователю побеседовать с ним не удалось.

13 ноября 1985 года помощник прокурора города Тамара Лангуева официально принимает к производству дело о пропаже Павлова. Прежде всего, она обратила внимание на клуб «Чергид», который он посещал. Разговаривая с его друзьями по клубу, она услышала об очень странной вещи ― неких медицинских опытах, которые проводит с детьми руководитель клуба и которые связаны с опасностью для жизни. Лангуева часами говорила с членами «Чергида», пытаясь выведать у них подробности, но безуспешно. Наконец, ей удалось поговорить с подростком Вячеславом Хвостиком, который сам участвовал в эксперименте. Он рассказал, что Сливко подвешивал его в петле, после чего он потерял сознание и потом несколько дней был нездоров. Затем еще несколько мальчиков дали показания об участии в опытах Сливко, и прокурор города подписал ордер на обыск в помещении «Чергида» и в квартире Сливко.

Вечером 28 декабря 1985 года в клуб пришли милиционеры. Там шли занятия Сливко с детьми готовил встречу Нового года. Сначала в клубе нашли набор ножей, походные топорики, мотки веревок, петли из резинового шланга. Потом один из милиционеров указал на дверь с табличкой «Не влезай убьет!» и спросил у Сливко: «Что там?» Тот, что называется, «изменился в лице». За дверью находилась фотолаборатория, где обнаружили кипы шокирующих фотоснимков, на которых были изображены связанные и расчлененные дети. Нашли сотни метров кинопленки с запечатленными на ней сценами пыток, убийств и расчленения детей, пионерскую форму, множество детских ботинок, у некоторых из которых были отпилены мыски. Сливко был арестован. У одного из детей, присутствовавшего при его аресте, случилась истерика, когда «дядю Толю забрали в милицию»: настолько большим уважением и любовью он пользовался у детей.

Свое 47-летие убийца встретил в камере следственного изолятора. В течение января и февраля 1986 года он признался в семи убийствах, были организованы выезды на места преступлений и обнаружены останки шести детей, закопанные в донских лесах. Первая жертва Сливко так и не была найдена. Жители Невинномысска с ужасом и содроганием узнал о преступлениях Сливко, местной знаменитости, уважаемого гражданина, примера для подражания, лучшего друга детей.

Клуб «Чергид» был моментально ликвидирован. Все его имущество было сожжено жителями близлежащих домов (надо отметить, что милиция вовсе не препятствовала этому). Жену Сливко и двух его детей МВД перевезло в другой город (по некоторым сведениям, прямо на следующий день после ареста).

Суд над Сливко состоялся в июне 1986 года. Процесс был быстрым: прямых улик против обвиняемого в виде снятых им фотографий и фильмов было более чем достаточно. Возле здания суда постоянно дежурили машины скорой помощи: у нескольких участников процесса после просмотра фильмов Сливко случились гипертонические кризы и инфаркты. Когда у Сливко перед первым просмотром фильма спросили, не имеет ли он отводов к кому-либо из присутствующих, он ответил: «Я следствию высказывал пожелание чтобы как можно более узкий круг был… То, что будет представлено сейчас… даже человеческий род позорит… Я раз увидел это… И это нельзя ни смыть, ни забыть. Только со смертью уйдёт… Мне страшно, что это будут люди смотреть». Третий секретарь городской парторганизации, которая в конце 70-х гг. хлопотала о присуждении Сливко звания Заслуженного учителя РСФСР, покончила с собой; за халатность был уволен начальник милиции Невинномысска.

Проводившаяся дважды судебно-психиатрическая экспертиза Сливко (в том числе, одна в Институте Сербского) показала его вменяемость и наличие у него «органической психопатии» (расстройства личности на почве органических изменений головного мозга) и сексуальных перверсий педофилии, некрофилии, садизма, некросадизма, фетишизма, вампиризма, пиромании. Во время следствия и суда Сливко всё время плакал, выказывал раскаяние.

Его приговорили к смертной казни, но благодаря усилиям его адвоката Сергея Петрова удалось добиться отсрочки казни, и еще три года он находился в одиночной камере смертников в Новочеркасской тюрьме, писал апелляции, прошения о помиловании, письма к жене, вел дневник. В сентябре 1989 года Сливко посетил следователь Исса Костоев, занимавшийся делом Ростовского Потрошителя Андрея Чикатило. Костоев, подобно Клариссе Старлинг из «Молчания ягнят», питал надежду, что Сливко поможет понять психологию маньяка из лесополосы, сам будучи маньяком, но ничего не вышло. «Бесполезно, сказал Сливко, ознакомившись с материалами дела. Такого вычислить невозможно. По себе знаю». Он только сделал два замечания, которые оказались ошибочны: во-первых, надо искать того, у которого есть «возбуждающий образ»; во-вторых, убийства в лесополосах совершают, скорее всего, двое: один убивает мальчиков, другой девушек. В обычной школьной тетрадке Сливко написал для Костоева историю своей жизни и своих преступлений, и через несколько часов после интервью со следователем был казнён пресловутым единственным выстрелом в затылок (через три с половиной года в том же самом месте будет казнен Андрей Чикатило).


«Витебский душитель»,«Витебский монстр». Михасевич, Геннадий Модестович. Признался в 43 убийствах.

«Витебский душитель»,«Витебский монстр». Михасевич, Геннадий Модестович

Читать статью

Геннадий Михасевич родился 7 апреля 1947 года в небольшой белорусской деревне Ист. Семья мальчика была неблагополучной: его отец Модест страдал алкоголизмом и во время запоев становился крайне агрессивным. Больше всего от этого страдала его жена, которой приходилось убегать из дома, чтобы не пострадать. Модест бегал за женой по улицам Иста, а свидетелями этих сцен становился маленький Гена и соседские ребята, которые потом дразнили мальчика и обзывали «сыном алкаша».

Он переживал эти насмешки крайне болезненно — и потому рос замкнутым и нелюдимым. В подростковом возрасте у Геннадия проснулся интерес к противоположному полу, но из-за дефицита общения он очень стеснялся и робел перед девушками. Те, видя это, раз за разом поднимали Михасевича на смех, отчего юноша затаил на них злобу.

Но, несмотря на эти сложности, у него все же завязался роман с односельчанкой по имени Елена. Их отношения развивались вполне благополучно, но Михасевичу пришлось пойти в армию и на время расстаться с возлюбленной. Правда, служил юноша недолго: спустя год его комиссовали, обнаружив гепатит. Михасевич не сильно расстроился — ведь в родной деревне его ждала любимая…

Но когда он вернулся в Ист, оказалось, что Елена вышла замуж за другого. Для Михасевича это стало настоящим ударом. Он был не в силах оставаться в родной деревне и наблюдать за семейной жизнью Елены, поэтому воспользовался направлением местного совхоза и в 1970 году отправился учиться в Городокский техникум сельского хозяйства, находившийся в 55 километрах от Витебска. Жил студент в деревне Городок, где находился его техникум, и временами наведывался в родной Ист.

«После убийства становилось легче»

Свое первое преступление молодой человек совершил год спустя после переезда. 14 мая 1971 года Михасевич в очередной раз отправился навещать родителей — но сумел добраться лишь до Полоцка: он ехал в ночь и опоздал на последний рейсовый автобус до Иста. Тогда Михасевич пошел до родной деревни пешком.

Размышляя в долгой дороге о своей жизни, в какой-то момент решил свести с ней счеты: позже он будет объяснять этот порыв переживаниями из-за разрыва с Еленой. Раздобыв где-то бельевую веревку, Михасевич направился в сторону деревни Экимань. Но его планы внезапно изменились: когда молодой человек шел мимо фруктового сада, ему повстречалась 19-летняя Людмила Андаралова. Девушка возвращалась домой из турпоездки по Краснодарскому краю и привлекла внимание Михасевича своим красивым загаром. Мысли о суициде его больше не тревожили.

Вместо этого Михасевич решил убить девушку. Он набросился на Людмилу, изнасиловал ее и задушил голыми руками. После он связал руки погибшей бельевой веревкой и оттащил ее тело вглубь сада. Захватив сумки своей жертвы (он затем выбросит их в реку), Михасевич сбежал с места преступления. Позже он будет объяснять, что после убийства от его былой печали не осталось и следа:

«Когда душил, то через свои руки от женщин силу почерпывал. Был сам себе врач. После убийства становилось легче. Особое удовольствие получал, когда жертва трепещется. Оно усиливалось, если женщина сопротивлялась, царапалась, боролась».

Найдя для себя столь страшный способ борьбы с депрессией, Геннадий Михасевич продолжил убивать.

Спасенная песней

Следующее нападение маньяк совершил полгода спустя — в конце октября 1971 года. Вечером он оказался на окраине Витебска и в районе местного керамзитового завода заметил молодую девушку. Михасевич вначале обогнал ее, а потом развернулся — и пошел навстречу своей жертве. Чтобы отвлечь ее внимание, он попросил подсказать время — но когда девушка взглянула на часы, на ее шее затянулась удавка.

Но в последний момент девушка успела просунуть руку в петлю и принялась изо всех сил растягивать ее. Михасевич попытался лишить девушку воздуха, зажав ей рот и нос — но она прокусила ему ладонь. Они боролись несколько минут, пока на крики жертвы не среагировали проходящие мимо школьники. Шокированные происходящим, подростки стали громко петь и светить в темноту фонариками, чтобы спугнуть преступника. И это сработало — Михасевич бросил жертву и сбежал.

Михасевич никак не ожидал, что девушка сумеет дать ему столь яростный отпор. Он хотел мести — а потому отправился не домой, а на поиски новой жертвы. Маньяк приметил ее в городском автобусе, вышел вслед за девушкой, улучил момент и напал. Тело несчастной с кляпом во рту на следующее утро нашли в лесу.

Проклятый путь

После расправы над пассажиркой автобуса маньяк вновь затаился на полгода: свои следующие нападения он совершил в апреле и июле 1972 года. При этом Михасевич не терял надежды наладить нормальные отношения и создать семью — и даже пытался знакомиться с девушками. Одно из его знакомств состоялось на танцевальной площадке, при этом избранница маньяка к его удивлению в тот же вечер согласилась с ним уединиться. Но в какой-то момент девушка поняла, что Михасевич застенчив и неопытен — и это развеселило ее. В адрес молодого человека полетели обидные шутки, он рассвирепел и сомкнул руки на шее очередной жертвы. Шансов выжить у нее не было.

В июне 1973 года Михасевич, окончив техникум, вернулся в родную деревню Ист и устроился на работу в Дисненский совхоз. Двумя месяцами ранее он совершил новое преступление — в районе станции «Лучеса» изнасиловал и задушил девушку. Однако возвращение в родные края заставило Михасевича на время оставить свои темные дела. Вернулся к ним он в мае 1975 года, выследив, изнасиловав и убив рядом с деревней Зуи девушку, едва достигшую совершеннолетия.

В сентябре такая же участь постигла случайную прохожую, которая шла в деревню Нача. На этот раз маньяк решил не прятать жертву после преступления, а бросил ее прямо на обочине. Но как только Михасевич сделал несколько шагов, за его спиной раздался шум: девушка пришла в себя и попыталась подняться. «Она шальная какая-то попалась. Раньше таких не было», — заявит позже на допросах насильник.

Он бросился к очнувшейся девушке, чтобы добить, — но тут неожиданно для себя понял, что не может дважды душить одну и ту же жертву. Взгляд Михасевича упал на лежавшие на земле ножницы, которые во время борьбы выпали из сумочки потерпевшей. Он схватил их — и стал наносить удары до тех пор, пока жертва не перестала дышать. После этого случая Михасевич стал оставлять на шеях всех девушек удавки, затянутые максимально сильно.

Примерный семьянин

Весной 1976 года в жизни Витебского душителя — так в народе окрестили Михасевича — произошли перемены: он сменил работу, став слесарем-наладчиком в совхозе «Двина», женился и переехал в деревню Солоники. Вместе с переездом маньяк поменял и район своих убийств. Теперь он караулил своих жертв на автобусных остановках между Полоцком и рядом других населенных пунктов.

За 1976 год от рук Михасевича погибли четыре девушки, которых он задушил тем, что попалось под руку: ремнем, шарфом, косынкой… Своим жертвам маньяк затыкал рот кляпами из их нижнего белья или перчаток. По непонятным причинам со всех погибших Михасевич обязательно снимал обувь и старался засыпать их тела травой, землей, мхом или ветками.

Вскоре по окрестностям деревни Солоники поползли страшные слухи, и местные жительницы стали бояться выходить из своих домов с наступлением темноты. В самих Солониках тоже хватало разговоров про загадочного маньяка — но в деревне никто не мог предположить, что преступник живет среди них. И уж тем более никто не подозревал Геннадия Михасевича — спокойного работягу и примерного семьянина, на счету которого к середине 1981 года было уже 15 убийств.

Больше того: жительницы Солоников ставили Михасевича в пример своим мужьям: мол, какой мужчина! Не пьет, не дебоширит, секретарь партийного комитета, депутат краевой партийной конференции и дружинник с фотографией на доске почета. Даже машина — «Запорожец» красного цвета — в семье Михасевича была. По некоторым данным, он получил автомобиль в 1978 году, вступив в ряды КПСС.

Рефлекс убийцы

Между тем в браке у примерного семьянина Михасевича родилось двое детей — мальчик и девочка. Спокойно насилуя и убивая чужих дочерей, свою дочь маньяк очень любил. Девочку он назвал Еленой — в честь первой возлюбленной, сам водил ее в садик, завязывал ей бантики и баловал всяческими подарками.

Жена Михасевича не могла нарадоваться на супруга. Конечно, до нее доходили слухи, что в Полоцке у мужа появилась любовница, но женщина лишь отмахивалась и списывала все на происки сплетниц. Правда, однажды произошел случай, который не на шутку напугал женщину: как-то ночью Михасевич во сне схватил ее за горло и начал душить. Жена закричала, маньяк проснулся — и сразу же взял себя в руки. А его супруга, рассудив, что Михасевич просто перетрудился, быстро успокоилась.

Вообще, она очень гордилась мужем — а тот, как мог, старался ей угодить: к примеру, устроил золотую коронку на один из зубов. Правда, Михасевич умолчал, что на коронку пошло обручальное кольцо, которое он снял с пальца одной из жертв. Маньяк вообще не брезговал забирать вещи и деньги убитых. У одной из погибших девушек он забрал даже пассатижи и кусачки, заявив жене, что это — подарки с работы.

Поворот не туда

С сентября 1981 года Михасевич оставил практику «охоты» на остановках: теперь он предлагал своим потенциальным жертвам подвезти их до нужного места. Для этого маньяк использовал не только свой «Запорожец», но и служебный транспорт: у него был доступ к двум машинам, принадлежащим совхозу. Желающих стать пассажирами Михасевича находилось немало — одни девушки не хотели ждать автобус, курсирующий с большими перерывами, других очаровывал симпатичный и улыбчивый водитель.

С первой попутчицей маньяк расправился 12 сентября: припарковав «Запорожец» в безлюдном месте, он изнасиловал и задушил пассажирку. С другой девушкой Михасевич расправился после того, как она попросила остановить машину, чтобы нарвать букет полевых цветов… Число жертв Витебского душителя стремительно росло, а промежутки между убийствами сокращались: если в 1971 году Михасевич убил двух девушек, то в 1984 — уже 12.

Такое количество убийств не могло остаться без внимания правоохранительных органов, но то, что все преступления — дело рук одного человека, в милиции поняли отнюдь не сразу. А некоторые стражи порядка и вовсе не хотели вникать в ситуацию: куда важнее для них было как можно скорее отчитаться об успешном раскрытии преступления. Из-за такого непрофессионализма за преступления, совершенные Михасевичем на протяжении 14 лет, были осуждены 14 невиновных человек. Среди них оказалась даже одна девушка — она якобы помогала своему подельнику убивать.

Жертвы милицейской охоты

Первым из череды невинно осужденных стал житель деревни Якимань, которого задержали после первого нападения Витебского душителя в мае 1971 года. Мужчина не был законопослушным гражданином: незадолго до задержания он сбежал из мест лишения свободы и пытался спрятаться у родственников. Но 19-летнюю Людмилу Андаралову беглец не убивал. Впрочем, как ни пытался он доказать свою невиновность, его все равно приговорили к 15 годам за решеткой.

Впрочем, на фоне другого невинно осужденного «по делу Витебского маньяка» этот приговор оказался большей удачей. Ведь во втором случае мужчину, заподозренного в чужих преступлениях, просто расстреляли. Этому немало способствовала знакомая осужденного, над которой хорошо «поработали» нечистые на руки следователи. На суде женщина стала упорно утверждать, что была пособницей своего друга в одном из убийств. В итоге она села на десять лет, а главный обвиняемый был приговорен к высшей мере.

Другой невинно осужденный по «делу Витебского маньяка» ослеп, оказавшись в тюрьме. От оперативников, которые охотились на Витебского душителя, пострадали и трое друзей, которые пошли выгуливать собаку. На свою беду они оказались в том месте, где вскоре нашли одну из девушек, убитых Михасевичем, — и именно там троицу заметила случайная прохожая. Друзей под пытками заставили признаться в преступлении, которое они не совершали. Суд назначил им от двух до 15 лет лишения свободы. Такая же участь постигла и друга девушки, убитой Михасевичем. Он пришел на встречу с ней — и обнаружил, что его знакомая мертва. Этого хватило для обвинения в убийстве на почве ревности и сурового приговора — десяти лет лишения свободы.

Следственно-оперативный беспредел

Чтобы добиться чистосердечного признания от очередного задержанного по «делу Витебского маньяка», оперативники не гнушались ничем. Жертвой их беспредела среди прочих стал водитель, который работал около станции «Лучеса» — там в 1984 году нашли тело очередной жертвы Михасевича. Нечистые на руку следователи ради того, чтобы выслужиться перед начальством, решили подбросить шоферу улики. В восьмой раз обыскивая его жилище, они подложили мужчине фотографию убитой девушки — и сразу же нашли снимок.

Милиционеры «кололи» шофера две недели, проведя с ним за это время десять изнурительных допросов, пока мужчина наконец не признался в убийстве. После этого обвиняемый, испугавшись тех перспектив, которые ему сулила зона, попытался покончить с собой. Врачи сумели его спасти — но до конца жизни он не мог существовать без сильнодействующих успокоительных средств.

Не меньший беспредел творился и на допросах: одним подозреваемым говорили, что после бесед с оперативниками их «будут выносить», других могли приложить головой об сейф, ударить тяжелым томом уголовного кодекса или снятым с ноги сапогом, а тех, кто отличался щуплым телосложением, переворачивали вниз головой и трясли в таком положении…

Уже после поимки Геннадия Михасевича все жертвы милицейского произвола были реабилитированы, получили денежные компенсации и квартиры в одном из районов Витебска. Но не все из них смогли вернуться к нормальной жизни. А пока невиновные отбывали свои сроки на зонах, маньяк Михасевич продолжал свои темные дела.

По следу зверя

Витебский маньяк не просто продолжал убивать — он живо интересовался ходом расследования и присутствовал на нескольких процессах, где за его преступления судили невиновных. Прикидываясь обывателем, увлеченным уголовной практикой, Михасевич периодически интересовался у милиционеров, как продвигается охота на него. Как и первый сексуальный маньяк СССР Александр Берлизов по прозвищу Ночной демон, белорусский убийца примкнул к рядам дружинников и создавал видимость бурной деятельности, чтобы быть в курсе всех планов и информации, которой обладали стражи порядка.

Именно из оперативных разработок Михасевич узнал, что его красный «Запорожец» заинтересовал милицию: свидетели видели, как одна из девушек, которую позже нашли мертвой, садилась в эту машину. Тогда Витебский душитель как командир добровольцев-дружинников стал проверять владельцев всех похожих машин — таких набралось около семи тысяч человек. Для себя же Михасевич решил, что больше не станет использовать «Запорожец» для своих преступлений.

Статус дружинника помог маньяку узнать и о том, что под видом обычных девушек на дороги области вышли сотрудницы уголовного розыска с потайными микрофонами — план поимки Витебского душителя «на живца» провалился. Но в 1985 году это дело все же сдвинулось с мертвой точки: за него взялся молодой следователь Николай Игнатович. За излишнюю ретивость сыщика поначалу даже отстранили от расследования, но он сумел преодолеть сопротивление коллег и доказал — в области орудует серийный убийца.

За несколько месяцев кропотливой работы Игнатович проверил около 30 уголовных дел, что позволило ему составить приблизительный портрет Витебского душителя. Согласно ему, маньяка отличала привлекательная внешность, благодаря которой он заманивал своих жертв, русые и вьющиеся волосы (по словам одной из случайных свидетельниц, которая видела, как Михасевич знакомится с очередной жертвой), а родом убийца из Витебской области — ведь он хорошо ориентируется на местности. Кроме того, Игнатович предположил, что работа маньяка так или иначе связана с автомобилями.

И пускай следователь ошибся в некоторых вещах (согласно портрету, Витебский душитель был холостым и беспартийным), кое-что он угадал с потрясающей прозорливостью. В частности, Игнатович догадался, что маньяк, скорее всего, является внештатным сотрудником милиции и именно благодаря этому раз за разом уходит от ответственности. Между тем в Витебскую область из других регионов СССР стали стягиваться дополнительные силы милиции.

Загадка для КГБ

Михасевич не на шутку разволновался, узнав, что сыщики решились на смелый ход. Не побоявшись дискредитировать свою работу в глазах обычных граждан, они обратились к ним за помощью в поимке маньяка по радио и ТВ. В отделениях милиции тут же раздался шквал звонков — жители белорусских городов, сел и деревень сообщали обо всем, что казалось им подозрительным. Сам Витебский душитель между тем продолжал проверять водителей «Запорожцев» под видом дружинника — и понял, что район его поисков медленно, но верно смещается в сторону деревни Солоники, где он жил.

По другим данным, в отношении самого Михасевича начали проверку — он не мог скрыть факт владения красным «Запорожцем». Маньяк сумел уйти из-под подозрений, но решился на уловку, чтобы обезопасить себя в будущем. План, придуманный им, казался Михасевичу очень хитроумным. Он взял тетрадный лист и написал на нем от руки послание, адресованное редакции одной из местных газет.

В письме загадочная организация «Патриоты Витебска» брала на себя ответственность за все расследуемые преступления, совершенные Михасевичем. Членами этой организации якобы были мужчины, пострадавшие от измен своих жен и решившиеся на месть всему женскому полу. Ну а заодно «Патриоты Витебска» боролись с ненавистным советским режимом. Первыми, кто заинтересовался столь грозным посланием, вполне предсказуемо стали не милиционеры, а сотрудники КГБ: чекисты увидели в письме угрозу государственному строю.

А довольный собой Михасевич отправился на последнюю в своей жизни «охоту» — он задушил 36-ю (по другим данным, 38-ю) жертву неподалеку от деревни Павловичи. Маньяк засунул своей жертве в рот записку с коротким посланием: «За измену — смерть. Борьба с легавыми и коммунистами». Только после этого случая чекисты сообщили о происходящем сотрудникам МВД. А эксперты, изучившие два послания «Патриотов Витебска», установили: их написал один и тот же человек. Благодаря образцам слюны, оставленной на почтовом конверте, сыщики узнали, что у подозреваемого первая группа крови.

Одновременно началась графологическая экспертиза, в ходе которой проверили почерк почти у всего мужского населения Витебска. Для этого следователи подняли заявления в отделах кадров, письма на почте и прочие рукописные документы, просмотрев в итоге около 560 тысяч образцов. К слову, труд следователей за все годы, что искали Витебского маньяка, не был напрасным — попутно они раскрыли 220 преступлений, включая 27 убийств. Но развязка была впереди.

Предательский почерк

В какой-то момент сыщики решили пойти другим путем — и проверить почерк всех владельцев автотранспорта в области. В декабре 1985 года в руки талантливого криминалиста угодила объяснительная записка Михасевича. По одним данным — та самая, которую он писал в ходе проверки в отношении него, как владельца красного «Запорожца». По другим, Михасевича на его «Запорожце» однажды остановил инспектор полоцкого РОВД. Под предлогом поиска похожей машины, которая участвовала в аварии, он попросил водителя написать объяснительную — она-то и помогла экспертам.

Сам Витебский душитель догадывался, что почерк может стать уликой против него — и, подписывая послания от «Патриотов Витебска», старался как можно сильнее его менять. Но обмануть экспертов маньяку не удалось: сопоставив почерк из объяснительной записки Михасевича и посланий «Патриотов», они однозначно установили, что их писал один человек. Домой к Михасевичу сразу же выехали три оперативные группы, но 38-летнего подозреваемого дома не оказалось.

В итоге мужчину нашли у родственников в деревне Горяни: оперативники застали Михасевича сидящим на кровати в одном нижнем белье. Среди его личных вещей нашли железнодорожный билет — подозреваемый взял отпуск и в скором времени планировал отправиться в Одессу. Михасевич даже после визита милиционеров не оставлял надежд отправиться в теплые края: когда на его запястьях защелкнулись наручники, он сказал шокированной жене, что скоро вернется.

Но волнение Михасевича было видно невооруженным взглядом: пока его везли в Новополоцкий РОВД, подозреваемый несколько раз просил остановить машину и под конвоем выходил справлять малую нужду. Он прекрасно знал, что при обыске у него дома найдут многочисленные вещи, принадлежавшие жертвам.

Тем не менее Михасевич не терял надежды, что ему удастся выкрутиться. Как только его доставили в кабинет следователя Игнатовича, тот сразу спросил подозреваемого: «Так вы и есть тот самый «патриот Витебска»?» На лице Михасевича проступили багровые пятна, но сдаваться он был не намерен и тут же изложил свою версию событий. Мол, однажды его «Запорожец» остановили двое неизвестных, пересадили в свою машину, увезли в безлюдное место и там под страхом смерти заставили написать письмо от имени «Патриотов Витебска».

«Мы не удалили опухоль — и получили метастазы»

«Противостояние» между задержанным маньяком и следователями длилось несколько дней, пока Михасевич не сообразил, что обречен — но может попытаться уйти от ответственности, если прикинется душевнобольным. После этого Витебский душитель начал давать показания, впрочем, без тени раскаяния.

На допросах и следственных экспериментах Михасевич воспроизводил свои преступления с пугающей точностью, вел себя довольно нагло и рассказывал об убийствах с широкой улыбкой на лице. На одном из следственных экспериментов Михасевич попросил не использовать манекен — мол, он его раздражает. А потом пошутил, обратившись к следователю: «На ком показывать? Я что же, буду вас душить?» Единственное, что маньяк признавал крайне неохотно — это факты изнасилований своих жертв.

Между тем план Михасевича прикинуться душевнобольным провалился: психиатры установили, что он вполне вменяем. При этом, по мнению специалистов, маньяк совершал преступления, ведомый сексуальными отклонениями. Однако не изнасилования были главной целью Михасевича — маньяку было важно душить. Сам обвиняемый предвкушал всесоюзную славу от будущего судебного процесса и радовался, что его снимают на камеру в ходе следственных мероприятий. «Пойдет [запись] по всему Союзу — смотреть надо, что это за человек был», — самодовольно заявлял маньяк следователю Игнатовичу.

На процессе, который начался весной 1987 года, Витебский душитель вел себя очень спокойно. Он не раскаялся и заплакал лишь один раз — когда рассказывал о своей первой любви к Елене. К слову, на следствии и суде Михасевич находился под охраной сотрудников КГБ, причем боялись чекисты отнюдь не мести от родственников жертв. Ликвидировать маньяка могли попытаться милиционеры, которые в свое время нарушали закон, пытаясь раскрыть его убийства, — Михасевич был живым доказательством их вины. Витебский душитель был приговорен к высшей мере — расстрелу — и получил пулю от палача осенью того же 1987 года.

…Когда процесс над Михасевичем завершился, в МВД «полетели головы с плеч». Но тюремный срок в четыре года получил лишь один из сотрудников ведомства: остальные милиционеры, преступившие закон, отделались условными сроками, выговорами, увольнениями и исключениями из рядов партии. Но сложно спорить с тем, что все они вольно или невольно стали соучастниками Витебского душителя. Именно про них следователь Игнатович в свое время сказал:

«Нужно не только осудить явление, нужно переделать правоохранительную систему. Мы же не переделали. Не удалили опухоль. И она дала вот такие метастазы».


«Новокузнецкий монстр», «Сибирский потрошитель». Спесивцев, Александр Николаевич. Количество жертв маньяка может доходить до 82 человек

«Новокузнецкий монстр», «Сибирский потрошитель». Спесивцев, Александр Николаевич

Читать статью

Самый известный маньяк-«надомник» (так в «Энциклопедии серийных убийц» названы те из них, кто убивает в своём доме или квартире) и маньяк-каннибал в России.

Александр Николаевич Спесивцев родился 1 марта 1970 года. Отец был алкоголиком и вскоре Саша остался с матерью Людмилой, бросившей мужа, и старшей сестрой Надеждой. Жили они в 3-комнатной квартире на верхнем этаже 9-этажного дома в городе Новокузнецке Кемеровской области.

С детства Спесивцев был скрытным и подлым, всячески вредил в своём подъезде и в школе. Закончив 8 классов, он работал «на себя» — ремонтировал аппаратуру, а так же приворовывал (воровством занимались и мать с сестрой). Вёл дневник, на страницы которого изливал свои комплексы, недовольство собой как мужчиной. Писал наивные стихи о любимой им природе, а на стене в подъезде чёрной краской — «Ха-ха-ха! Хайль Гитлер!».

В 1988 году он впервые попал в «психушку» — за свои шалости.

Позднее Спесивцев женился на 17-летней девушке Евгении, избивал её — как дома, так и в больничной палате. В 1991 году Женя умерла, и уже тогда будущий маньяк имел шанс попасть за решётку, но его спасли недостаток доказательств убийства жены и наличие психических отклонений. Жених-садист попал в спецпсихлечебницу в Орле, где пробыл до 1995 года.

Освободившись после 3-летнего заточения в больнице, Спесивцев вернулся в свою квартиру, в которой в 1996 году стал устраивать кровавые пиршества. Лукавая мать под ложными предлогами заманивала жертв в квартиру (иногда ей помогала сестра Спесивцева), где их поджидал маньяк с кулаками и ножом. Он «забивал» и расчленял жертв, мясо которых варилось и поедалось самим Спесивцевым (хотя факт каннибализма так и не был подтверждён), домашней собакой-«водолазом» и иногда — следующими жертвами. Девушек и женщин маньяк насиловал.

Так в квартире Спесивцевых с февраля по сентябрь 1996 года погибли не менее 4-х подростков возрастом от 10 до 13 лет и 15-ти девочек и женщин возрастом от 11 до 40 лет. Но позднее оперативники обнаружили в квартире полные комплекты одежды, принадлежавшие гораздо большему количеству людей, и сам Спесивцев хвалился убийствами, доказать которые было невозможно.

Многие (но не все) останки выносились по ночам матерью маньяка в вёдрах и выбрасывались в различных местах.

Вот что сказал о Спесивцеве известный профессор, доктор юридических наук ВНИИ МВД РФ Юрий Антонян: «Случай со Спесивцевыми, на мой взгляд, является уникальным. Уникальным потому, что действовал не один человек, а трое. И в криминальной практике это, в общем-то, большая редкость. И нам предстоит разобраться, почему убийце помогали мать и в какой-то мере — сестра. Считается, что она была свидетельницей преступлений брата. В общем-то, по остальным признакам Спесивцев полностью подходит под образ того сексуального убийцы, о котором я говорил. Он — сексуальный неудачник, он отчужден, испытывает острое одиночество и чувство неудовлетворения по поводу того, что оказался вот таким. У него очень высокая степень ранимости, это тоже к нему полностью относится. Семья, в которой он вырос, воспитывался, жил, по характеристикам соседей, отличалась тем, что они были очень замкнуты. Что это означает? Они были дезадаптированы, они не влились, не вписались в ту среду, в которую должны были вписаться. Я думаю, это происходило по разным причинам. Спесивцев чувствовал себя обделенным, униженным, чувствовал, что с ним поступили несправедливо, хотя он и не мог дать себе ответа, кто его обделил, кто обидел. Тем не менее он переживал все это. И все преступления были совершены по этим самым причинам. Он был полным сексуальным банкротом, насколько я понял, был импотентом, не мог вступать в нормальные половые связи с женщинами. У него сорвался один из его первых романов с девушкой Женей Гусельниковой. В дальнейшем она стала его первой жертвой. И, как многие другие сексуальные маньяки, он винил во всем женщин, которые выступали в качестве грозной и неумолимой силы, являлись его личным врагом. В таком качестве женщины им и ощущались. Возможно, что его мать и сестра и были исключением из этого общего числа. Но я обратил внимание на продемонстрированный диалог в видеозаписи между сыном и матерью. Не так важно что они говорили, вернее, не только то, что они говорили, а впускали к себе в дом, ни с кем ничем не делились. Хотя, замечено было: как-то к ним случайно кто-то зашел в квартиру — и там была идеальная чистота. Вот эта обособленность крайне сближала их всех троих. Весь мир лежал за рамками их семьи. И еще важное обстоятельство: они воровали — что тоже сближало их и обособляло. Они существовали в другой реальности, в другом измерении. И вот потому становится понятным их соучастие в преступлениях. У них была общая тайна, которая их объединяла. Весьма трудно высказать обвинения в их адрес. И, знаете, почему? Они вас не поймут, и меня наверняка бы не поняли, потому что говорят они и мыслят на другом языке. На допросе Спесивцева вела себя очень агрессивно, на задаваемые вопросы отвечала с раздражением и зачастую не то, о чем ее спрашивали. То есть она не понимала языка, на котором с ней разговаривали. Был ли Спесивцев болен? Очевидно, какие-то отклонения у него были, именно поэтому его направили в психиатрическую больницу. Но я не считаю, что болезнь, психическое или какое иное расстройство были причиной совершения столь чудовищных действий. Скорее всего, эти расстройства лишь способствовали совершению преступлений. Есть настоятельная необходимость подвергнуть психическому обследованию или даже экспертизе мать и дочь. Я не исключаю, что и у них нашли бы расстройства. Почему Спесивцев убивал и мальчиков, правда, их было значительно меньше, чем девочек. Насколько мне позволяют судить другие случаи, он в лице этих мальчиков совершал как бы символические самоубийства, он убивал сам себя. Это было самоубийство на психологическом уровне. У него, несомненно, было несчастливое детство, и вот он, убивая этих мальчишек, как бы убивал каждый раз самого себя, погибая и тем самым избавляясь от всех психотравматических переживаний, которые у него были. И последний момент — людоедство. Оно, правда, не сильно просматривается. Тем не менее мать варила человечину, они заставляли свои жертвы использовать эту человечину в пищу. Они скармливали ее своей собаке. Здесь есть элементы людоедства. Я думаю, это объясняется тем, что эти люди были как бы из другого мира, жившие в ином измерении. И для них не подходят наши привычные нравственные нормы.»

Уже в июне следователи начали работать с первыми обнаруженными останками, возникали различные версии (по одной из них — о похищении органов для трансплантации — был задержан подозреваемый в Тольятти), также проверялись люди, состоявшие на учёте у психиатров, но Спесивцева от проверки спасло то, что его документы задержались в орловской больнице и после возвращения из неё он в Новокузнецке официально не числился.

Выдал же его, как это часто бывает с маньяками, случай. По причине плохого отопления у соседки Спесивцевых заболела внучка и 24 октября соседка вызвала слесарей, которые, проверяя батареи во всём подъезде, добрались и до квартиры маньяка. На стук в дверь он не открывал, кричал: «Меня мама заперла! Я психически больной!», затем выбрался из окна на крышу и сбежал. А тем временем слесари вызвали милицию, дверь была вскрыта — и в квартире были обнаружены: человеческий торс в ванной, женская голова с искажённым от предсмертного ужаса лицом в бельевом бачке, части детского тела в ведре, почерневшая детская головка на полу…

В комнате находилась полумёртвая 15-летняя девушка, одна из 3-х подруг, пропавших месяцем ранее — это были последние жертвы Спесивцева. Девушка была ранена ножом — маньяк не успел её убить, но она скончалась через 3 дня. Тогда же, возле своего дома был задержан Спесивцев.

Официально ему вменялись 5 убийств, хотя были обнаружены останки 9-ти жертв (многие — за пределами квартиры), останки ещё 10-ти не были найдены. По одному убийству Спесивцева признали вменяемым, и ему грозил расстрел, но дело затянули психиатры из института имени Сербского в Москве, а тут подоспел мораторий на смертную казнь и Спесивцев снова оказался в психиатрической лечебнице — «до снятия агрессивного состояния».

С тех пор прошло 10 лет. О Спесивцеве был снят документальный фильм в цикле «Криминальная Россия», ценный кадрами допросов маньяка, его матери и последней жертвы. В данный момент «квартира смерти» опечатана, сестра убийцы проживает в Новокузнецке на съёмной квартире, мать отбывает наказание — 15 лет лишения свободы в Мариинской женской колонии. Сам же Спесивцев находится в спецбольнице в городе Камышин Волгоградской области, откуда, по слухам, может выйти в ближайшем будущем (чему сестра и мать в своих письмах несказанно радуются!).

В «психушке» он получает пенсию, которую тратит «на сникерсы» и копит деньги на музыкальный центр (дома он любил слушать громкую музыку по ночам), снова пишет стихи и даже взялся за роман. А однажды крикнул отказавшему в освобождении главврачу: «Вы меня запомните на всю жизнь, как запомнила вся Россия!».


«Фишер», «Удав», «Ученик Чикатило», «Кровавый зоотехник». Головкин, Сергей Александрович. Убил 11 мальчиков.

«Фишер», «Удав», «Ученик Чикатило», «Кровавый зоотехник». Головкин, Сергей Александрович

Читать статью

Сергей Головкин родился в 1959 году в Москве, со врожденным дефектом грудины. Отец страдал алкоголизмом, мать, по воспоминаниям следователя прокуратуры была тихой, скромной женщиной. Родители развелись в 1988 году, когда сам Головкин уже совершил несколько убийств.

В детстве часто болел простудой, бронхитом, неоднократно возникали кишечные инфекции, энтериты, диспепсии. По характеру был тихим, замкнутым, стеснительным, всегда отдавал предпочтение играм наедине.

По воспоминаниям одноклассника Головкина, А. Григоряна, Сергей в старших классах был высок, крепок, при этом сутулый и прыщавый. Его совершенно не интересовали девушки, и вообще что-либо.

Другой одноклассник Головкина С. Свободин вспоминал: «Девчонкам нравились ребята, хорошо одетые и увлечённые музыкой. А он был сутуловат, прыщав и на него внимания никто не обращал».

В пять лет у Головкина началась непроизвольная мастурбация. Мать боролась с этим зашивая карманы. В школьные годы страдал энурезом. Испытывал страх, что окружающие чувствуют запах его мочи. В тринадцать лет впервые проявились садистские наклонности. Головкин поймал на улице кошку и принес домой, где повесил и отчленил голову, отчего получил приятные ощущения. Наступила разрядка, спало напряжение в котором он постоянно пребывал. Также поджаривал на плите аквариумных рыбок.

В 1982 году окончил Тимирязевскую сельскохозяйственную академию. Однажды, после учебы, Головкин был жестоко избит компаней хулиганов. Позже Головкин расскажет, что этот эпизод стал одним из катализаторов подтолкнувшим его к убйствам. После окончания академии он устроился работать зоотехником на Московском конном заводе № 1. Несмотря на то, что к этому времени внешне стал симпатичным или даже красивым мужчиной, к женщинам интереса не проявлял.

Первое преступление, попытку изнасилования и убийства мальчика, совершил летом 1984 года. В 1993 году выживший опознал Головкина.

Начало серии убийств. 1986 год

Первое убийство совершил в апреле 1986 года. Выйдя из электрички на станции Катуар, Савёловского направления, прошёл в лесной массив, где познакомился с шестнадцатилетним Андреем Павловым, затем угрожая ножом утащил в лес, изнасиловал, задушил и надругался над трупом.

Второе убийство — июль 1986 года. Подкараулив у пионерлагеря «Звездный» (д. Угрюмово, Одинцовский район) четырнадцатилетнего Андрея Гуляева, Головкин угрожая ножом, связал его, увёл в лес, изнасиловал, затем убил. После чего подверг труп различным манипуляциям (отчленил половые органы, голову, разрезал брюшную полость).

Через четыре дня после убийства Гуляева, также в Одинцовском районе был найден труп шестнадцатилетнего подростка. На его теле насчитали 53 колото-резаные раны. Труп не был расчленен. Позже Головкин не признает своей вины в данном эпизоде и он не фигурировал в суде.

В ходе следствия на одном из допросов знакомый Гуляева, рассказал как он с будущей жертвой повстречал мужчину, представившегося Фишером и имевшего татуировку на правой руке в виде змеи и надписи «Фишер». Со временем выяснилось, что это была фантазия подростка, однако следствие долго разрабатывало ложную зацепку и кличка «Фишер» прочно закрепилась за маньяком, слухи о котором начали быстро распространяться по Москве и Подмосковью. Широкий резонанс заставил Головкина на время прекратить убийства.

Продолжение серии. Появление автомобиля и гаража

В 1988 году Головкин приобрел автомобиль ВАЗ-2103 бежевого цвета. С его помощью в 1989 году он совершил третье доказанное убийство. Скелетированные фрагменты жертвы были обнаружены лишь в 1992 году.

Далее в 1990 году в своём гараже оборудовал подвал, где с 1991 года совершил в общей сложности 8 убийств, в том числе дважды групповых.

В признательных показаниях Головкин отмечал:

« … в 1990 году я выкопал погреб, где сначала собирался делать мастерскую. Но затем мне пришла мысль использовать погреб для совершения половых актов и преступлений. В августе месяце 1991 года, проезжая на автомобиле мимо с. Успенское, я увидел на автобусной остановке мальчика лет десяти, который попросил меня остановиться и подвезти его до пос. Горки-Х. Обманным путем я завез его в свой гараж, где в подполе совершил с ним насильственные развратные действия в рот и задний проход. Затем меня, как замкнуло, и я не понимал своих действий. Я убил его (повесил), потом снял кожу и расчленил труп. Кожу я засолил (сам не знаю для чего), затем частями в два приёма вывез труп в лес недалеко от санатория «Поляны» и там прикопал. »
Жертвы Головкина во время пыток переносили жестокие мучения. Сам Головкин мотивировал это тем, что «получал от этого удовольствие». На допросах Головкин рассказывал, как подолгу «резал», «вырезал», снимал кожу, жёг паяльной лампой лицо и половые органы жертв, надевал на голову полиэтиленовые изделия и сквозь них наблюдал как жертва задыхается. В материалах уголовного дела приводилось описание такого эпизода.

« После нескольких насильственных половых актов Головкин связал подростку руки и удушил его, перекинув верёвку с петлей через ступеньку лестницы. Затем, убедившись в смерти ребенка, подвесил его за ноги на вделанный в стену крюк, отрезал нос и уши, отчленил голову, нанес множество ударов ножом по туловищу, вырезал внутренние и половые органы. При помощи анатомических ножей и топора расчленил труп, вырезал мягкие ткани, поджарил их на паяльной лампе и съел. Части тела, кроме головы, вывез в лес и закопал. Отчлененную голову убийца хранил в гараже. Он вскрыл черепную коробку, выжег паяльной лампой мозг, отсепарировал мягкие ткани, а в дальнейшем демонстрировал череп Сергея П. другим жертвам для запугивания… »
В сентябре 1992 года Головкин изнасиловал и убил сразу трёх мальчиков, которых заманил к себе в гараж, предложив совершить кражу со склада.

« Я сказал этим троим, что вместе с ними на моем счету будет одиннадцать мальчиков, я установил очередность, сообщив детям, кто за кем будет умирать. Ш. я расчленял на глазах у Е., при этом показывал внутренние органы и давал анатомические пояснения. Мальчик все это пережил спокойно, без истерики, иногда только отворачивался »

Следствие

Версию о маньке взяли в разработку после убийств в Дмитровском и Одинцовском районах в 1986 году. Операцию по поиску Фишера назвали «Удав».

Московский Конный Завод N1, где работал Головкин, проверяли дважды, пока не вышли на Головкина через свидетеля.

Этим свидетелем был одноклассник последних трех жертв. Во время допроса, в присутствии директора школы, он указал на Сергея Головкина как на человека, подвзозившего его и трех последних, одновременно убитых мальчиков незадолго до их исчезновения. По его словам Головкин предложил всем четырем участие в ограблении. Жертвы согласились, мальчик-свидетель отказался. Он также поведал о том, что как-то Головкин трогал их за интимные части тела. За Головкиным организовали слежку. В октябре 1992 году его задержали. На допросе он вел себя спокойно и вину отрицал. Не имея законных оснований, его продержали ночью в изоляторе, где Головкин попытался вскрыть вены. Днем его гараж обыскали и, спустившись в погреб, обнаружили детскую ванночку со сгоревшими слоями кожи и крови, крюк, большое количество ножей и веревок.

Головкин сознался в 11 эпизодах и подробно показал следователям места убийств. Во время следствия вел себя спокойно, монотонно рассказывал об убийствах, иногда шутил.

Арест, суд и казнь

19 октября 1992 года Головкин был арестован. В августе 1994 года приговорён судом к расстрелу. Был расстрелян в августе 1996 года. По некоторым сообщениям, стал последним казнённым в России. Однако по другим сообщениям, последняя смертная казнь в России была осуществлена 2 сентября 1996 года.

Интересные факты

Гараж Головкина находился в 500 метрах от дачи первого президента России Б. Н. Ельцина.

Одноклассником Головкина был Армен Григорян, лидер группы Крематорий. Григоряна, как и других одноклассников Головкина после поимки маньяка вызывали в прокуратуру.

Рост Головкина был 191см


«Терминатор», «Украинский зверь», «Гражданин О», «Полесский упырь». Оноприенко, Анатолий Юрьевич. В период с 1989 по 1996 годы убил 52 человека: 9 жертв с 14 июня по 16 августа 1989 года и 43 жертвы с 5 октября 1995 по 22 марта 1996 года

«Терминатор», «Украинский зверь», «Гражданин О», «Полесский упырь». Оноприенко, Анатолий Юрьевич.

Читать статью

По версии следствия, за семь лет Анатолий Оноприенко убил 52 человека, в том числе 11 детей. Фактически отморозок сравнял кровавый «счет» с ростовским монстром Андреем Чикатило, убившим за 12 лет 53 человека. Только в отличие от маньяка-некрофила Чикатило, Анатолий Оноприенко нередко убивал ради самого убийства.

Все маньяки родом из «детства», — сказал в одном из своих интервью знаменитый судебный психиатр Александр Бухановский. В его центре в Ростове-на-Дону проходили обследования самые известные серийные убийцы. Именно там появился термин «феномен Чикатило». По мнению психиатра, серийные убийцы не имеют ни исторических, ни национальных корней — это характеристика человека, имеющего патологическую склонность к серийным убийствам. Без этого они просто жить не могут.

Анатолий Юрьевич Оноприенко

Будущий самый кровавый маньяк Украины родился в 1959 году в простой крестьянской семье в селе Ласки Житомирской области. Его мать работала в колхозе. Отец воевал в Великую Отечественную, еще будучи подростком, после войны был дважды судим. Родители развелись, когда Анатолий был еще маленьким. А потом он совсем осиротел — мать умерла от сердечного приступа, отцу он был не нужен (тот воспитывал детей от второй жены). Так семилетний Анатолий Юрьевич Оноприенко попал в детдом.

Ему долго пришлось зарабатывать авторитет среди пацанов в детдоме, терпя унижения и побои. Он рос строптивым и задиристым, и воспитатели тоже часто сурово наказывали его и обзывали байстрюком. Воспитатели еще тогда отмечали в характере Анатолия Оноприенко признаки клинического садизма — ему нравилось колоть детей отверткой или иголкой, он получал от этого удовольствие.

После восьмого класса Анатолий Юрьевич Оноприенко поступил в лесной техникум. Учился плохо, дрался, воровал (он еще в детдоме этим занимался). Потом бросил учебу и загремел в армию. В армии попал под пресс дедовщины за свой строптивый характер и бывал жестоко и часто бит.

После дембеля главной целью жизни стало материальное благополучие, и Анатолий Юрьевич Оноприенко поступил в мореходку — чтобы в загранплавания ходить. Плавал матросом-мотористом после окончания училища, прилично разбогател по советским меркам, да еще контрабандой занимался и воровал в каютах. Повидал заграницу и красивую тамошнюю жизнь, которая стала его мечтой.

Прижил ребенка с официанткой Ириной в гражданском браке. Купил двухэтажный дом в селе Маячки, потом автомашину, каждую копейку нес в семью. Но семья распалась — жена узнала, что Оноприенко изменяет ей.

К тому времени Оноприенко уже списали с флота — капитан больше не мог терпеть вороватого матроса, и Оноприенко устроился работать в пожарную часть в городе Днепрорудное, где значительно продвинулся по партийной линии — стал заместителем парторга.

Коллеги уважали его за силу и трудолюбие (о его флотских грешках здесь никто не знал). Купил заветное охотничье ружье, о котором мечтал с детства, вступил в Общество охотников и рыболовов. Оноприенко пользовался успехом у женщин и имел репутацию отличного любовника. И вдруг, неожиданно для всех, в 1989 году он продает дом и уезжает.

Убийства на трассе

Возможно, зверя в Оноприенко пробудила черепно-мозговая травма, полученная во время драки с другом, которого он застал в объятиях своей любовницы еще до начала первой серии убийств. В больницу он не обращался, знакомый хирург просто наложил швы прямо на дому. Позже он говорил психиатрам о своем желании убивать людей: «А это было в 10
раз более желанно, вот как год не был с женщиной и ее желаешь, так же сильно мне хотелось убивать».

С подельником Сергеем Рогозиным Оноприенко познакомился в начале 1989 года. Бывший спецназовец Рогозин служил в Афганистане, имел правительственные награды. На гражданке имел свой маленький бизнес. Нашли они друг друга в спортзале, куда оба ходили качать мышцы. И попытались делать совместный бизнес на продаже подержанных машин, только дело шло туго, и приятели ездили по Украине, продавая выращенные у себя на участках фрукты и овощи. В этих поездках Анатолий Оноприенко и пришла мысль, как можно разбогатеть, — грабить богатых, которые по ночам устраиваются на отдых в машинах на обочинах дорог. Рогозин согласился — Оноприенко пообещал, что убийства он возьмет на себя.

13 июня 1989 года новоявленные бандиты, продав черешню, возвращались из Новгородской области по трассе «Москва — Симферополь». Ехали тихо, выжидая, пока трасса опустеет. Когда стемнело, приметили припаркованные на обочине «Жигули» с прицепом. Света в салоне не было — спят, значит. Оноприенко, взяв винчестер, вышел из машины, приказав

Рогозину проехать чуть дальше и ждать его сигнала. Он какое-то время рассматривал спящих в машине супругов Мельник, думая, как лучше стрелять. А потом выстрелил через стекло в спящего мужчину. Сонную, ничего не понимающую женщину Анатолий Оноприенко вытащил из машины и погнал к лесополосе. Она кричала, и он выстрелил ей в грудь.

Забрал из машины документы и что было ценного. В одиночку спрятал трупы в лесополосе, прикопав и забросав ветками. А потом на машине убитых выехал на трассу и помигал фарами — дал условный сигнал Рогозину. По тому же сценарию они совершили еще два нападения, в общей сложности убив 9 человек.

Награбленное Оноприенко делил с подельником. Трупы он теперь стал сжигать, предварительно облив бензином. После третьего нападения была погоня, но Оноприенко на угнанной машине ушел от милиции и сжег автомобиль в зарослях кукурузы.

Вскоре они с Рогозиным расстались — Оноприенко решил уехать в Европу. Он буквально бомжевал за границей и был не раз депортирован на Украину, но снова и снова нелегально переходил границу. Не раз попадал в тюрьму за кражи и грабежи. Пытался получить в Германии политическое убежище, но получил отказ. Потом обокрал магазин, рассчитывая сесть в тюрьму, а после освобождения получить гражданство. Сам пришел в полицию с повинной. Но тоже не получилось. В итоге он снова оказался на Украине.

Оноприенко маньяк

31 мая 1994 года Оноприенко задержала милиция на Киевском железнодорожном вокзале — он вел себя неадекватно и вызвал подозрения. А потом была психушка, откуда его через три месяца выписали с диагнозом шизофрения, параноидальная форма. В Киеве Оноприенко промышлял квартирными кражами, воруя еду и все, что под руку попадется. Потом временно кантовался у брата. Все это время желание убивать буквально испепеляло его изнутри. В 1995 году он начал вторую серию убийств на Украине, теперь уже в одиночку, украв
ружье у знакомого.

Маньяк Оноприенко колесил по Украине, убивая в селах целые семьи. Сценарий был уже привычен. Выбирал дом на отшибе, ночью срывал дверь с петель и врывался. Мужчин расстреливал сразу, женщин и детей убивал ножом — пули было жалко тратить. Или швырял камень в окно и расстреливал вышедшего из дома на шум хозяина, а потом расправлялся с домочадцами.

Жители села Братковичи до сих пор с ужасом вспоминают 1995 и 1996 годы — в два захода маньяк Оноприенко убил в селе 12 человек. Оноприенко искала вся милиция Украины, но он оставался неуловим. И только в 1999 году удалось его задержать. Взяли «полесского упыря» в квартире его сожительницы. Полусонный, в одних трусах, он сам открыл дверь милиционерам. Нашли в квартире и улики, в том числе вещи убитых, среди которых была и курточка маленького мальчика из города Малина.

На следствии Оноприенко косил под психа — якобы «божественные голоса» приказывали ему убивать. Говорил о годовом плане на убийства, мол, география убийств должна напоминать крест на карте Украины. Идею закосить под психа ему подал адвокат, но психиатры признали Оноприенко вменяемым. Суд был тяжелым, родственники убитых панически боялись Оноприенко, который вещал, что он скоро вернется. Люди просто не приходили на заседания из страха.

В итоге самый кровавый маньяк Украины Анатолий Оноприенко был осужден к смертной казни, но в связи с мораторием казнь была заменена на пожизненное. В тюрьме маньяка никто не навещал. Он сидел в одиночке — другие осужденные отказывались находиться рядом с ним. За семь лет он ни разу не нарушил режим, читал книги, ходил на молитву, постоянно заводил споры о религии со священником. Работать Анатолий Юрьевич Оноприенко категорически отказался.

Маньяк Оноприенко умер в тюрьме в 2013 году в возрасте 54 лет от сердечного приступа. По крайней мере, таков был диагноз врачей. По официальным заявлениям правоохранителей, это был у Оноприенко уже не первый сердечный приступ. Несколько раз его откачали. Но в последний раз оказать помощь вовремя не успели. Или не захотели.


«Иркутский монстр», «Врач-убийца». Кулик, Василий Сергеевич. Больше 30 убийств

«Иркутский монстр», «Врач-убийца». Кулик, Василий Сергеевич

Читать статью

Когда Василий Кулик появился на свет, родителям было уже за 40. Беременность и роды у матери проходили тяжело, существовала опасность аномалий развития плода и осложнений для самой женщины. Василий Кулик родился 17 января 1956 года в Иркутске.

Из показаний матери Василия Кулика – Феодосии Степановны: «Врач Шергина, которая меня консультировала, сказала, что мне рожать нельзя, что тот, кого я рожу, будет не человек. Я все же решила родить, и роды длились у меня с 10 по 17 января. Они прошли под наркозом. Когда я впервые увидела новорожденного, то ужаснулась: он был очень маленький, без ногтей, уши вдавленные, большой живот пульсировал так, что казалось — лопнет… Он появился на свет недоношенным, семимесячным. До полугода его не купали, так как кожа от воды начинала чернеть. Только в шесть месяцев он начал походить на ребенка».

Первоначально организм новорожденного не принимал пищи, и питательные вещества ему вводили искусственно. Только через месяц мать с ребенком выписали из роддома, к тому моменту он весил всего лишь 2 килограмма 100 граммов.

Из показаний матери Василия Кулика: «Не исполнилось и года, как Вася тяжело заболел корью, мы с отцом, сменяя друг друга, держали его в вертикальном положении. Лежа он задыхался. С года Васю отдали в ясли, с этого возраста до трех лет он каждую ночь не спал… Около 1,5 года пытался заводить патефон. Думали — лунатик, и муж носил Васю к профессору Сумбаеву. Тот сказал, что сын просто любознательный. Сын продолжал бодрствовать по ночам, не давал спать, меня это настолько раздражало, что я сына била, муж его защищал…» Отец носил Васю на руках по ночным улицам, пытаясь успокоить его и оградить себя самого и сына от гнева матери. А мать до 2-х лет практически не подходила к своему малышу…

1964 – 1974 годы — учеба в средней школе № 13 г. Иркутска. Впоследствии Вася дважды перенес гепатит, страдал ревматизмом, до 12 лет задыхался от бронхиальной астмы. Рос чрезвычайно ослабленным. Безразличие матери сменилось излишней опекой.

Свидетельствует сестра Кулика: «К Василию в семье было особое отношение, ему все позволялось и прощалось. Он это быстро понял и рос очень эгоистичным, порой до жестокости, ребенком… Однажды он схватил нож и побежал за мной, я едва успела выскочить из комнаты, захлопнув за собой дверь, в которую — слышала — впился нож».

Из показаний матери: «Я сама по профессии педагог-психолог. Поверьте, мы не баловали Василия, за поступки наказывали даже физически. Одевали скромно, лишнего ничего не покупали, не пошли навстречу, когда в старших классах вымаливал у нас мопед. Он себе и магнитофон-то купил, лишь закончив институт и устроившись врачом. Его друг после окончания института звал в хирурги, но Василий наотрез отказался, так как в силу своего характера не мог делать операции… А работать Вася начал после девятого класса — все лето дворником… В доме мы всегда держали животных — белку, черепаху, собаку, кота, он к ним очень хорошо относился».

Малолетний садист

Кажется, мать совсем не знала своего сына… Позднее выяснилось, что в детстве Кулик самозабвенно любил мучить кошек — ловил их во дворе, и вместе с приятелем вешал. По признанию самого Кулика, однажды последние судороги животного совпали с небывало ярким оргазмом малолетнего садиста. Потом эти ощущения не раз закреплялись, и он настойчиво искал их в будничной жизни.

В школе Василий увлекся спортом, весьма преуспел в занятиях боксом — получил первый разряд. Окреп, возмужал. В начале семидесятых на областных соревнованиях занял 1 место в весовой категории до 57 кг. На очередных соревнованиях получил мощный нокаут, долго лечился, лежал в больнице, но все обошлось.

Рано стал интересоваться сексом, рано созрел. В этом был похож на отца известного своей любвеобильностью. Первый сексуальный опыт был у него в школе.

Из показаний Кулика: » Еще школьником влюбился в одну, спал с ней, потом узнал, что у нее таких, как я, — с добрую дюжину. Студентом выезжал на уборку картошки, познакомился там с молодой замужней буряточкой, внешне похожей скорее на мальчика, обучившей меня всем извращениям. В ресторане сошелся с женщиной, которая доверительно поведала мне, что спит с любовниками своего мужа, они «пользуют» ее тем же способом, что и ее супруга… У меня было много любовниц, в последние годы — около 20, по нескольку одновременно. Считаю, что на меня повлияла женская распущенность. Женщины мне надоели. Я не получал с ними удовольствия…»

Хороший ученик

С 1974 по 1976 годы Василий Кулик проходил службу в армии. Вернувшись пошел учиться в медицинское училище, которое закончил в 1982 году.

Из интервью В. Кулика: «Росли мы в полном достатке. Хорошо учился в школе, легко поступил в государственный институт».

В институте он не только посвящал все свое время учебе, но и составлял снотворные снадобья, которые затем подмешивал в спиртное. Эти снадобья предназначались для однокурсниц, которых он приглашал на природу, и тогда даже те из них, кто ранее отказывал Кулику в сексуальных притязаниях, сопротивляться уже не могли. Никто, правда, не заявлял на насильника, плохо помня происходящее после выпитого снадобья.

В 1980 году Кулику сильно досталось от хулиганов возле Центрального рынка. Группа подростков напала на него и ударив обрезком трубы по голове, ограбили. Примерно в то же самое время только уже в Москве подвергся нападению подростков и Сергей Головкин, впоследствии известный как «Фишер». После этого момента Кулик начал желать детей и его все меньше тянуло на женщин.

Из показаний В. Кулика «… последние лет 5—6 (после травмы головы) меня регулярно посещают мысли сексуального характера, где я совершаю половые акты с детьми. Вначале я думал только о девочках, потом и о мальчиках, а также о старушках…»

Ухаживал за ребенком

После травмы головы он впервые пытается соблазнить ребенка – четвероклассницу Василину. Ему — 24 года, ей — 9 лет. Пишет ей письма, дарит игрушки. Когда период «ухаживаний» прошел, начал зазывать на чердак, который присмотрел для «штаба». Говорил, как им будет хорошо, уютно, как станут весело резвиться и играть.

Девочка не пошла — то ли ей хватило благоразумия, то ли у него еще не доставало опыта обольщения малолеток. Через полгода Василина сообщила об ухаживании маме. Мама заявила в милицию. Милиция проблемой для общества студента Кулика не сочла, а записочки, которые он писал девочке, потеряла.

Сам Кулик, анализируя эту ситуацию, дал такие показания: «Я понял, что для получения удовольствия мне требовалось, чтобы партнер не был знаком». К тому же зачем тратить столько времени на ухаживания, если с помощью физической силы можно получить все и сразу.

В 1981 у маньяка состоялась свадьба с будущим юристом Мариной, девушкой из Северобайкальска. Марине было приятно обеспеченное положение его семьи, сам Василий нравился. Из показаний жены Кулика: «Василий производил впечатление мягкого, безвольного человека, но это не так. Он был очень целеустремленным, что задумает, сделает обязательно. В последнее время строил дачу, копил деньги на автомашину». Впрочем к жене он охладел быстро: «Ведя половую жизнь с женой, я мысленно желал маленьких девочек».

Дневник маньяка

Из дневника Василия Кулика: «После института меня направили участковым терапевтом. Сразу понял: мое дело крайне опасно для здоровья — не столько населения, сколько моего… Завел такую систему лечения: от головы — анальгин, от горла — стрептоцид, от сердца — валидол и нитроглицерин, от живота — таблетки с красавкой, от давления — папазол, от печени — но-шпа. Начал приводить систему в жизнь. В первую очередь сдались и ушли в «небытие» самые тяжелобольные бабушки и дедушки, пополнив журнал «безвозвратных потерь» участка. Стало легче. Но еще находились люди, которые добирались до меня. Пришлось резко изменить тактику.

После допроса больных я не стал сразу же ляпать рецепты и больничные, решил, что для этого существуют и узкие специалисты… При этом учитываю, что узкий спец принимает не каждый день, очередь к нему — как к министру… Но и если спец не промах, то отсылает прорвавшихся к нему на специфическое исследование… Неизвестно, когда мой страдалец вновь появится на пороге моего кабинета. Самыми крепкими оказываются пенсионеры. С молодыми проще — пока они бегают по всяким специалистам и анализам, глядишь, выздоровеют. А если упадут, то скорая в больницу спишет, все с моих плеч долой.

Пенсионеров в больницу не берут, им скорая стимулирующий укол сделает — они снова бегоспособны. Носятся бедолаги пенсионеры, пока где-нибудь на улице не рухнут. А если выживут, есть верный способ направить их в онкодиспансер… Дело пошло.

Сижу весь день приемный, пишу хорошие отчеты о снижении заболеваемости на участке… Самое главное в моем деле — чтобы больной ушел из бренного мира не с территории участка, а откинулся где-нибудь на улице или на больничной койке, тогда это уже не моя участковая промашка… Мои горе-больные по другим участковым разбежались… К кому больные рвутся, не завидую. Похудели, бедные, больше ставки не тянут. А начальство их везде и всюду нехорошими словами поминает — вот к чему приводит душевность к больным. Да и сами душевные участковые очень скоро вливаются в ряды больных. Благо я этого избежал».

Начало врачебной практики совпало и с началом его преступного пути.

Маньяк выходит на охоту

Весной 1982 года, когда его молодая жена была в роддоме, по дороге к сестре он заманил в гараж на Синюшиной Горе маленькую девочку. Изнасилование, задуманное экспромтом, получилось. С тех пор охота и происходила экспромтом — он желал и тут же получал. Такова была его игра. Потом, на следствии, Кулик не мог вспомнить всех случаев. Практически все названные Куликом первые эпизоды изнасилования не были доказаны…

Из интервью Василия Кулика: «Семейная жизнь сложилась удачно, жена по образованию юрист, у нас двое детей, очень люблю их. Теперь они от меня отказались… Не пил, не курил, на себя лишней копейки не тратил. И вот «свихнулся». Сегодня даже для себя не могу объяснить, когда и почему сорвался … Не хочу себя оправдывать, но наш мир всегда был ужасно уродлив: полон насилия, жестокости. А теперь — больше, чем когда-либо: много убийств, властвует видеопорнография… Меня стали смущать малыши, подростки, их обнажённость. Однажды решился. Это было днём. Я встретил на трамвайной остановке восьмилетнюю девочку, знаете, эдакую современную акселератку и не мог преодолеть внезапно возникшего дикого желания овладеть ею. Изнасиловал. В ту осень у меня было несколько таких «приключений» с девочками и мальчиками. Все случаи не имели никаких последствий».

Первый эпизод, который удалось доказать и которым открылось дело Кулика, — было как раз изнасилование восьмилетней Маши, которую он знал. Машу он отпустил. И опознала она его спустя несколько лет, когда ее разыскали следователи. Отпустил и следующую — восьмилетнюю Таню. Оставил в живых и мальчика Толю, который родителям все рассказал, но те постеснялись идти с таким в милицию.

Мальчиков и девочек Кулик отбирал строго по внешности. Остальное — возраст, знакомство с родителями замученных и даже степень собственного родства с ними — не имело значения. Если что и удерживало его, так только страх быть разоблаченным.

Из показаний любовницы Кулика: «Он часто ложился в постель к моему сыну, когда я уходила на кухню. Вадик — сын — прибегал, жаловался: дядя лезет ко мне, хватает за все. Я думала, просто ласкает мальчика, ну и схватит невзначай.» Из показаний Кулика: «Я дважды пытался изнасиловать своего трехлетнего сына, когда мы оставались наедине, но то мама, то жена приходили в этот момент домой». Из показаний жены Кулика: «Сын мне жаловался, что папа лезет к нему, я потребовала объяснений. Василий отвечал, что просто обрабатывал фурункул на его ягодице. Я успокаивалась — мальчик плетет невесть что…»

Желание совокупиться с обоими своими сыновьями владело им до конца, но он нашел выход: когда терпеть уже не было сил, шел на улицу и отлавливал очередную жертву.

Садист душитель

Из интервью Василия Кулика: «…Эта мысль меня стала посещать с 1982 года. Я в своих раздумьях часто представлял, что убиваю партнера ножом, но при этом не представлял себе вида крови. В общем, я постепенно, раз за разом, приучал себя к мысли, что партнера придется убить, придушить, чтобы не было крика. Были случаи у меня, что дети от боли начинали кричать, и я в испуге их оставлял. Как-то, «работая» с очередной жертвой и преодолевая её сопротивление, я немного придушил девочку. Она стала агонизировать, забилась в конвульсиях. Это вызвало у меня особое чувство полового удовлетворения. После этого случая стал так поступать со всеми жертвами — насилуя убивал, убивая насиловал.»

В 1983 году у Кулика умирает отец. Василий сильно переживал смерть отца, выпил флакон корвалола, ночью потерял сознание, бился в судорогах. Но его успели отвезти в токсикоцентр, еле откачали… Было это в канун 1984 года, когда Кулик превратился в хладнокровного убийцу-садиста.

Из показаний В.Кулика: «С 1984 года я стал убивать лиц, которые были объектами моих сексуальных желаний. Во время половых актов я их душил, чувствовал судорогу тела партнера, конвульсии, испытывал при этом большое удовольствие, неведомое ранее. С того периода я оканчивал половой акт тогда, когда мой партнер был уже мертв, то есть я убивал партнера во время полового акта».

Убийство старушки

Из показаний Кулика: «В 20-х числах марта 1984 г., часов в 10 утра, я встретил на ул. Тимирязева 72-летнюю старушку, которая поздоровалась со мной. Я ей ответил, и мы разговорились. Оказалось, что ранее я оказывал ей как врач медицинскую помощь. В разговоре я узнал, что она живет одна, и тут у меня возникла мысль изнасиловать ее. Она жаловалась на здоровье, и я решил ввести ей внутривенно одурманивающий укол. Я, однако, прекрасно понимал, что мне придется убить ее, иначе она заявит в милицию… Когда мы пришли на ее квартиру, я смерил ей кровяное давление, затем поставил внутривенно двойную дозу аминазина. От этой инъекции человек становится вялым, слабым, впадает в полуобморочное состояние… Я повел женщину к дивану и, положив лицом вниз, стал ее насиловать в извращенной форме. (Кулик предпочитал насиловать пожилых женщин в извращенной форме — «В естественной не мог — мне были неприятны их лица»).Во время этого я душил ее руками за шею…»

Справкой иркутского ЗАГС смерть пожилой женщины была зарегистрирована как наступившая в результате ишемической болезни сердца, атеросклероза и гипертонической болезни. Труп не вскрывался.

Из показаний Кулика: «С конца 1984 года я стал составлять список старух, которые меня заинтересовали – у меня была даже специальная записная книжка – «Полевой дневник». Параметры: старушка должна быть одинокой, жить без подселения, в отдельной квартире, знать меня и относиться ко мне доброжелательно… …Часто я мысленно прокручивал в голове сексуальные сцены, связанные с тем, как я вступаю в половой контакт с этими больными, но, будучи в обществе людей, я осознавал неправильность своих намерений, гнал эти мысли от себя. А когда оставался наедине — мысли опять приходили… При желании я мог бы реализовать довольно много замыслов по большому списку старушек. Был у меня список и молодых одиноких женщин, которых я посетил в качестве врача «скорой помощи». Они приглашали меня заходить, но поскольку в моих сексуальных фантазиях не было им места, я ни к одной так и не зашел. Весь списочный состав остался жив.»

Дела не заводились

За первым убийством последовали еще 6, однако, смерть старушек не вызывала бурных эмоций, они могли умереть сами, некоторые тела даже толком не обследовали. А когда в теле 53-летней Т. в интимных местах нашли нож и толкушку, решили, что женщина занималась самоудовлетворением. Другую свою уже мертвую жертву Кулик поместил в ванну с водой. Но в то время уже месяц горячей воды в доме не было. Выходит, старушка решила понежиться в ледяной ванне? Одна из старушек после визита доктора даже обратилась в милицию с заявлением об изнасиловании. Но Кулик в милиции заявил, что он врач и приходил делать укол. Уголовного дела не возбудили.

Преступник оставлял после себя массу улик, и среди них важнейшие, по которым судебно-биологическая экспертиза определяет группу крови, возраст и другие данные, являющиеся подспорьем следствию. Но и местные эксперты оказались не на высоте. Таким образом, все 7 убийств пожилых женщин были списаны на естественные причины – уголовные дела по данным фактам не возбуждались.

Из показаний В.Кулика: «Что касается детей, то тут я списка не вел, все получалось импровизированно. В своих мыслях я часто прокручивал сексуальные сцены, связанные с детьми, представляя их в конкретных местах Иркутска, которые хорошо изучил еще в младенчестве. Оказываясь в этих местах — уже наяву, видел ребенка, удовлетворявшего моим фантазиям, и проделывал с ним то о чем грезил…»

Убийства детей

В мае 1984 года Кулик возвращался из квартиры сестры, где сутки провел с любовницей. Увидел, что во дворе сидит девочка. Совершенно одна. На вид лет 8-9. Его любимый возраст. Подошел, предложил поиграть в прятки. Скучающая Лариса С. согласилась…

Ее труп со следами побоев и многочисленными ссадинами нашли через несколько дней в одном из подвалов в центре Иркутска. Труп девочки ужаснул даже экспертов. Из показаний Кулика: «Девочка слишком активно сопротивлялась.» Экспертиза зафиксировала, что смерть наступила от асфиксии.

Милиция начала поиск преступника с проверки бывших уголовников ранее осужденных за подобные преступления. Гражданина Левченко, бывшего уголовника и соседа убитой девочки Ларисы, задержали, так как у него в доме нашли солнцезащитные очки, дипломат, красную рубашку, интересующие следствие. Гражданин Дрозд был арестован в том же 1984 году, «захотел сделать признательные показания по факту изнасилования, имевшему место на бульваре Рябикова, с целью облегчить свою вину». Тем не менее убийства детей продолжались.

Зимой был найден труп 7 — летнего Андрея Фомина. Опять труп был найден в одном из подвалов в центре Иркутска. (Как выяснилось позже приятель Кулика работал слесарем, имел ключи от подвалов и давал их своему другу Васе по его просьбе.) Опять имелись следы изнасилования, смерть ребенка наступила от асфиксии, кроме того, на бедре ребенка был обнаружен отпечаток обуви. Последний раз Андрея видели, когда он катался с ледяной горки.

Самая младшая жертва Кулика — 2 года и 7 месяцев. Бабушка одела девочку для прогулки и поставила на крыльцо, пока занималась со старшей внучкой. Когда бабушка вновь выглянула на крыльцо там уже никого не было. Родителям девочки пришлось буквально умолять дежурных РОВД, чтобы поскорее прислали к месту происшествия оперативную бригаду. Оперативники не придали серьезного значения этим звонкам и подъехали к дому только через несколько часов после пропажи девочки. Милиция тщательно обыскала дом, переписала зачем-то мебель. На улице падал снежок, собака дальше двора след не взяла…

Спустя некоторое время – следующая жертва – на сей раз ребенок был убит в собственной квартире. Мать, придя с работы на обед, обнаружила обнаженный труп своей дочери повешенный на скакалках в детской комнате. Приехавшие оперативники не обнаружили следов взлома – девочка открыла дверь сама.

И снова убийства

Поведение Кулика во время убийств претерпевало изменения, у него появлялись новые фантазии, которые требовали своего воплощения в жизнь

В 1985 году очередное дежурство на «Скорой помощи» принесло немало хлопот, пришлось спасать роженицу, разрешившуюся прямо в машине. Уставшего и взволнованного Кулика горячо благодарили ее родственники, и в блаженном настроении сдав смену, он заявился по давно намеченному адресу — к 75-летней Ч. Та удивилась, но Кулик сумел найти нужные слова, чтобы объяснить свое раннее появление. Измерив давление, Кулик сказал, что надо сделать укол. Двойная доза аминазина сразу повергла старушку в сон. Ч. он изнасиловал и убил ножом. Впервые. И не мог разобраться в своих чувствах: что приятнее — душить или колоть? Жуткая дилемма всецело завладела им, требовался повторный «эксперимент», и он уже старался не расставаться с ножом, нося его в «дипломате» вместе со шприцами.

Однако, когда летом 1985 года он был в отпуске в Кировограде (Украина) ножа у него с собой не оказалось…

Из показаний В. Кулика: «Летом 1985 года, когда я изнасиловал и убил в Кировограде девочку, после этого я жалел, что у меня нет ножа, чтобы расчленить ее труп, и не было подходящего инструмента для этой цели. Я считаю, что это приносило мне какое-то новое дополнительное удовольствие. С этого момента у меня в мыслях появился новый элемент — я трупы своих жертв расчленяю на куски».

К концу 1985 года насчитывалось уже 5 нераскрытых убийств малолетних детей сопряженных с сексуальным насилием, но у Иркутских милиционеров не было каких-то определенных предположений о том кто же является убийцей.

Тем не менее, судебно-медицинская экспертиза показывала, что со всеми погибшими (девочками и мальчиками) были совершены половые акты в извращенной форме. На телах погибших обнаружена сперма, совпадающая по групповой принадлежности. Этот факт, а также осмотр мест происшествий давали основание считать, что все эти преступления совершаются одним лицом.

Кроме того, у милиции имелись показания свидетелей в основном детей, которых предполагаемый преступник пытался расположить к себе. Кому-то он обещал сладости, мороженое, кому-то — показать подземный зоопарк, поиграть в прятки. (На следствии Кулик рассказывал, что не все дети охотно шли с ним. Некоторые решительно и сразу отказывались.)

По имевшимся у милиции описаниям, которые вывешивались на улицах Иркутска, разыскивался мужчина примерно 25-30 лет, выше среднего роста, худощавый, в очках, имевший дефект речи (картавость). Он мог быть одет в темное пальто, носить дипломат.

Юбилей маньяка

17 января 1986 года в пятницу в квартире Куликова готовятся к празднованию 30-летия Василия. А сам хозяин дома, разгоряченный купанием своего сына, нашел предлог, чтобы выйти из квартиры — он сказал, что пойдет в булочную купить хлеба для семейного торжества, по пути же он решил сделать себе особенный подарок — изнасиловать и убить ребенка.

Подходящего мальчика он действительно нашел в булочной, где они вместе покупали хлеб. Затем он повел его на стройку на улице Тимирязева. Мальчик сопротивлялся, а времени, чтобы уговаривать его у Кулика не было – дома скоро должно было начаться торжество. Кулик силой затащил Сережу Назарова в строящийся дом, зажал рот ладонью, чтобы он не мог кричать и сдавил горло, отчего мальчик потерял сознание. Потом стал его раздевать…

Но разгоряченный и торопящийся на собственный день рождения Кулик забыл об осторожности, и на то, что некий странный мужчина завел семилетнего мальчика в пустое строящееся здание, обратила внимание повар столовой сельхозинститута Галина Горянкина. Об этом она рассказала своим сослуживицам — бухгалтерам Татьяне Андриановой и Тамаре Веселовской, которые и отправились к зданию, где скрылся мужчина с мальчиком. Замедлив у дома шаг, они, не сговариваясь, разошлись в разные стороны и, крадучись, бесшумно обходя здание, заглядывали в каждое окно, безуспешно пытаясь рассмотреть что-нибудь в темном помещении.

Силуэт мужчины, в полусогнутом состоянии стоявшего на коленях, и лежащего на полу полураздетого мальчика первой заметила Татьяна Андрианова. Она окликнула мужчина. Тот стал говорить, что он врач, что зашел в строящееся здание по естественной нужде. И там обнаружил полураздетого ребенка. Будучи врачом, он, разумеется, предпринял немедленную попытку привести мальчика в сознание. Вот за этим занятием его и увидела женщина, но та ничего не хотела слушать и завопила: «Насилуют!»

Кулик выскочил в окно и бросился бежать в сторону забора, ограждающего стройку, За ним кинулись прохожие, стоявшие на остановке неподалеку — Николай Моденов председатель ДОСААФ Боханского райкома и его односельчанин — Илья Хонгодоров. Они ехали домой в Усть-Орду. Моденов вовремя успел поймать пытающегося перелезть через забор Кулика за ногу и между ними развернулась нешуточная борьба. В это время второй преследователь, Илья Хонгодоров, забрался на забор и ударил мужчину по очкам, слетевшим с него в брызгах разбившихся стекол. Беглец тут же прекратил сопротивление, его сдернули с забора и привели в отделение милиции в здании автовокзала, находившегося неподалеку. После этого подозреваемого доставили в Кировский райотдел милиции.

30 жертв маньяка

На следующий день Кулик написал заявление на имя прокурора Иркутской области и на допросе изложил обстоятельства совершенных им убийств престарелых женщин и малолетних детей, сопряженных с изнасилованием, из его показаний стало ясно, что он совершил уже 30 подобных преступлений. И в 14 случаях жертвы были им убиты.

Он показал также места совершения своих преступлений, которые совпадали с данными протоколов осмотра этих мест, подтверждались результатами экспертных исследований и другими материалами дела, для расследования, которого была создана солидная следственно-оперативная группа.

Тем не менее, на допросах Кулик не давал следователям никаких дополнительных сведений, кроме тех, что уже были известны следствию на тот момент – Кулик постоянно уходил от деталей преступлений, скрывал обстоятельства, предшествовавшие совершению убийств и изнасилований. В частности, не открывал следствию способы и методы своих контактов с жертвами, способы завлечения малолетних в места, малодоступные для людей, сам механизм преступлений, их сексуальную сторону, последовательность действий после совершения преступлений. Такие важные следственные действия, как проверка показаний на месте, опознания, очные ставки и прочее, были проведены на весьма низком профессиональном уровне. Серьезные нарушения были допущены и при назначении всевозможных экспертиз.

Невольно помогла скрыть истину и мать Кулика. Когда, задержав Кулика, милиция нагрянула к нему в квартиру, изъяла ножи и какие-то патроны, мать, испытывая стресс, взяла с холодильника дневник сына, куда он записывал имена своих жертв и подробно, вплоть до качества оргазма, описывал содеянное, и прочитала его. В семье не практиковалось чтение чужих дневников, и Вася не прятал свой хронограф. Этот случай стал исключением. Прочитав, мать сожгла этот дневник. О чем потом и заявила следствию: сожгла, потому что никто не должен был прочитать это.

В итоге оказалось, что дело на тот момент основывалось фактически только на признательных показаниях самого Кулика, сделанных сразу после задержания, в нем не было ничего объективно установленного, кроме последнего случая, когда Кулика поймали с поличным. И в таком незавершенном виде дело Кулика было направлено в Иркутский областной суд.

Слушание дела в суде состоялось в марте 1987 года.

Маньяк пошел в отказ

Получив дело для ознакомления и посоветовавшись со своим адвокатом, Кулик в суде отказался от всех своих показаний, мотивируя это тем, что был вынужден в силу определенных обстоятельств оговорить себя.

А причина оказалась в том, что и сам Кулик, и его покойный отец, да и вся семья стали объектом пристального внимания шантажистов-уголовников. Когда-то, еще в годы войны, будучи на Украине, отец Кулика сделал тайник, в котором спрятал несколько немецких автоматов вместе с боезапасом. И однажды в компании приятелей проговорился об этом. Через какое-то время его навестил человек, сообщивший, что это оружие найдено и использовано при нападении на инкассаторов. Пришелец требовал денег, грозя разоблачением. И отец вынужден был платить за молчание.

После его смерти шантажисты взялись за сына — Василия Кулика: угрожали расправой с семьей. Дошло до того, что троих из этой банды Василий попросту выследил и убил. Но тогда оставшиеся бандиты стали шантажировать его покойниками, о которых обещали донести в соответствующие органы. Вот и одним из их требований было: он должен принять на себя все изнасилования и убийства, которые они совершили, причем о каждом преступлении ему подробно рассказывали и даже показывали, где произошло, что, когда. Со всеми этими «признаниями» он и должен был явиться в следственные органы. Особого шарма этому боевику добавляло то, что главаря выдуманной Куликом банды звали Чибис. Итак, дуэль пернатых Кулик против Чибиса — трудно было поверить в эту фантастическую историю, однако ошибки, допущенные следователем, существенные пробелы в материалах дела послужили причиной для направления дела Кулика на дополнительное расследование.

Расследование

В связи с этим в 1987 году распоряжением тогдашнего заместителя прокурора области Юрия Чайки была создана новая следственная бригада, которую возглавил один из лучших следователей Николай Китаев. Вскоре дело Кулика по указанию Прокуратуры Союза было передано в следственную часть Прокуратуры РСФСР и прокурор России С. Емельянов направил в Иркутск следователя по особо важным делам И.М. Костоева для детального изучения этого запутанного дела. И.М. Костоев (который в этот же период времени руководил операцией «Лесополоса» по поимке Ростовского маньяка Чикатило) не принимая дела к своему производству, активно подключился к организации работы вместе с существовавшей группой, был составлен план дополнительных следственных и оперативно-поисковых мероприятий, благодаря чему удалось отыскать новые жертвы маньяка – Оксану С. И Светлану П., которых осенью 83 года Кулик заманил в один из подвалов и изнасиловал.

Об этих детях Кулик упоминал еще на первом этапе следствия, но тогда разыскать их не удалось. Это обстоятельство, при тактически правильном его использовании, могло в корне изменить ход дела и помочь доказать вину Кулика. Кроме того, проводились многочисленные экспертизы – логопедическая, биомеханическая, гистологическая, трасологическая результаты, которых были положены в основу доказательства вины Кулика.

Так по крупицам формировалась прочная доказательственная база, убедительно показывающая несостоятельность доводов Кулика о якобы имевшем место с его стороны самооговоре. Подошло время допроса обвиняемого с предъявлением ему всего комплекса собранных доказательств. К этому допросу следователи готовились особенно тщательно. Достаточно сказать, только для того, чтобы определить наиболее оптимальное с тактической точки зрения время допроса, пришлось воспользоваться услугами известного биоритмолога Шапошниковой В.А. из Ленинграда.

Специалисту были предоставлены ксерокопии материалов дела, содержащие сведения о личности Кулика с момента его рождения. Используя эти сведения, научные расчеты и биокалькулятор японского ученого Татаи, Шапошникова определила биоритм Кулика на ближайшие три месяца. Специалист высказал суждение, что наиболее плодотворный речевой контакт с Куликом может состояться в середине ближайшего июня.

Допрос маньяка

С учетом этого маньяк Кулик был вызван на допрос в первой половине дня 15 июня 1987 года. Допрос проводился совместно Китаевым и прилетевшим из Москвы Костоевым. Допрос начался не с эпизодов, которые ему уже были в свое время предъявлены, а только в отношении новых жертв, найденных в последнее время. Причем одновременно следователи постоянно возвращались к его несостоятельной легенде, которую он себе придумал.

Были проведены опознания, очные ставки, обвиняемому предъявлялись результаты экспертиз, которые неопровержимо указывали на него. На четвертый день беспрерывных допросов Кулик признал полностью свою вину в совершении инкриминируемых ему преступлений. Заявил, что при наличии такого комплекса убедительных доказательств ему нет смысла далее запираться и вводить в заблуждение следственные органы. Более того, он сообщил о совершении еще нескольких преступлений, о которых следователям не было известно. Эта информация в ходе проверки подтвердилась. Повторно был проведен ряд мероприятий: выезды на места, в том числе и по вновь открывшимся обстоятельствам, но уже в деталях, в мелочах восстанавливались по его показаниям такие факты, о которых и сами вновь установленные потерпевшие забыли или их не называли. Дело было спасено.

Правдивые показания, которые дал Кулик в июне, он уже не изменял до конца расследования. Подтвердил их и в ходе судебного заседания, полностью признав свою вину.

11 августа 1988 года суд приговорил маньяка Василия Кулика к расстрелу. Но еще почти год он находился в камере смертников. Вел дневник, писал стихи, охотно давал интервью. Журналисты снимали его в камере смертников, где он рассуждал о смысле жизни. 26 июня 1989 года приговор был приведен в исполнение. Василию Кулику было 33 года


«Черноколготочник», «Ночной гость». Цюман, Юрий Леонидович. В период с 1990 по 1991 годы изнасиловал и задушил 4 женщин.

«Черноколготочник», «Ночной гость». Цюман, Юрий Леонидович

Читать статью

После окончания школы Цюман Юрий Леонидович закончил ПТУ, отслужил в армии и устроился работать на завод. Все люди, лично знакомые с преступником, утверждали, что он всегда был спокойным, незаметным и тихим. Юрий всегда много читал, выбирая художественные произведения различных жанров, и имел репутацию интеллигента. Однако за маской пассивного и эрудированного человека скрывались разнообразные комплексы. Цюман всю жизнь стеснялся собственного тела. Пожаловаться на отсутствие успеха у женщин он не мог, но его первый сексуальный опыт был негативным. Еще до начала преступной «карьеры» была у Юрия и своя тайная страсть, ему очень нравились фильмы-триллеры с яркими сценами насилия. Цюман даже специально подключил себе кабельное телевидение, для того чтоб не пропускать новинок.

Первые преступления

Стоит отметить, что по версии разных источников Юрий Леонидович Цюман – маньяк, убивший 4 или 5 девушек. Считается, что свое первое преступление он совершил в 1986 году. Находясь в состоянии алкогольного опьянения, Юрий шел поздно вечером по улице и увидел такую же одинокую девушку. Без лишних слов и разговоров маньяк набросился на свою случайную жертву, начал избивать, угрожать и пытаться раздеть. Девушка решила спастись хитростью и пригласила насильника к себе домой. Однако по пути странной паре никто не встретился, а квартира была пуста. За закрытой дверью маньяк связал, изнасиловал и избил девушку, а затем придушил ее. После совершенного преступления Юрий спокойно открыл хозяйский холодильник, перекусил, а затем, собрав некоторые ценные вещи, устроил поджог и покинул квартиру. Из-за пожара многие улики были уничтожены, и это дело не получило широкого общественного резонанса.

В 1990 году Цюман Юрий Леонидович совершает новое преступление, после которого о появлении сексуального маньяка становится известно далеко за пределами Таганрога. На улице преступник напал на шестнадцатилетнюю студентку техникума, после чего зверски изнасиловал и убил несчастную. Тело девушки с явными следами насильственного причинения смерти обнаружили в одних колготках черного цвета, другой одежды и личных вещей на месте преступления не было.

«Ночной гость» снова выходит на охоту

Совсем скоро после первого «официального» убийства было совершено еще одно. Милиции города стало сразу понятно, что в регионе завелся серийный сексуальный маньяк. Новая жертва — также молодая девушка (15 лет), найдена в черных колготках, другая одежда и украшения отсутствуют. Убийцу сразу же окрестили Черноколготочником, а неофициальное название уголовному делу дали – «Ночной гость».

Стоит отметить, что Таганрог – город небольшой. И слухи о серийном убийце разнеслись по нему моментально. Женщины перестали носить темные колготки и старались вовсе не выходить на улицу в одиночестве, особенно переживали родители за девочек-подростков. Но, несмотря на все эти меры предосторожности, Цюман Юрий Леонидович совершил еще два убийства.

Расследование и случайный арест

Примечательно, что свою кровавую охоту Цюман начал как раз во время суда над самым знаменитым маньяком СССР Андреем Чикатило. Как только стало понятно, что в Таганроге милиция имеет дело именно с серийным убийцей, к расследованию подключились самые лучшие профессионалы своего дела из Ростова. Психиатр Александр Бухановский и следователь Виктор Бураков лично занимались делом Чикатило, они же взялись и за поимку Черноколготочника.

В отличие от своего предшественника, Юрий Цюман оставлял множество следов. Уже в середине расследования сыщики знали его группу крови, имели образцы волос и отпечатки пальцев. В ходе оперативно-розыскных мероприятий проверили всех мужчин в городе. На улице постоянно дежурили сотрудницы, переодетые в гражданскую одежду и обязательно в черных колготках. Но Цюман Юрий Леонидович, биография которого была насыщена не самыми приятными событиями, как будто обладал звериным чутьем и ловко избегал таких «приманок». Задержан Черноколготочник был совершенно случайно. После последнего убийства он совершил два покушения, и во время второго случайные свидетели проявили бдительность. Никто не ждал успеха при заявлении о рядовом «домогательстве на улице». Но на всякий случай задержанного проверили, и результатами экспертизы были поражены все.

Исповедь маньяка

В ходе допросов Цюман несколько раз менял свои показания. Он то рассказывал в красках о своей нелегкой жизни и совершенных преступлениях, то пытался казаться невменяемым. Впрочем, подобное поведение неудивительно, ведь на момент ареста Юрию было всего 23 года. В моменты признания совершенных преступлений задержанный высказывал свои сожаления и раскаивался. В то время Цюман вел дневник, в нем он красочно описывал свои переживания. Что любопытно, в его откровениях раскаянье часто перемешивалось с жалостью к самому себе и осознанием собственной никчемности.

Приговор и наказание

11 февраля 1994 года Юрий Цюман был приговорен к высшей мере наказания – смертной казни. Иного решения суда ждать не приходилось, но сам осужденный до момента оглашения приговора просил о помиловании и надеялся на более благоприятный исход дела. Впрочем, в некотором смысле «удача» улыбнулась ему, так как в то время уже вступил в силу мораторий на смертную казнь.

Соответственно расстрел был заменен пожизненным тюремным сроком в колонии строгого режима. Куда был переведен после оглашения приговора Цюман Юрий Леонидович, где живет Черноколготочник сегодня? Действительно, серийный маньяк все еще отбывает свой срок и находится в наши дни в колонии «Черный дельфин». Интересный факт: в 2011 году осужденный обращался в Верховный Суд РФ с требованием отменить решение о замене смертной казни пожизненным сроком, но получил отказ.


«Маньяк-проститутка». Иртышов, Игорь Анатольевич. 8 изнасилований малолетних, 2 со смертельным исходом

«Маньяк-проститутка». Иртышов, Игорь Анатольевич

Читать статью

Иртышов Игорь Анатольевич родился 16 августа 1971 года в Краснодарском крае, на хуторе Красный, в семье, где и мать, и отец были хроническими алкоголиками, к тому же отец рано бросил семью. Появившееся на свет от таких родителей чадо не могло не стать классическим примером так называемого «пьяного зачатия». К тому же в 81-м году, в десятилетнем возрасте, он стал жертвой автомобильной катастрофы, в результате которой получил тяжелую черепно-мозговую травму. Долго лечился, однако до конца оправиться от этой травмы так и не смог. В конечном итоге ему поставили диагноз «олигофрения в степени умеренной дебильности», после чего мать отдала его в специнтернат и в дальнейшем особого интереса к судьбе сына не проявляла. Об этих заведениях и нравах, царящих в них, в прессе написано немало. В данном случае Игорь Иртышов, как говорят, даже не был способен самостоятельно читать, зато прошел «полный курс» сексуального образования. В интернате у Игоря произошли и первые гомосексуальные контакты, там он получил и первый опыт насилия — когда Иртышову было 16 лет, его во время пьянки изнасиловал приятель.

Учёба, работа, отношения

Иртышов окончил ПТУ и приобрел квалификацию столяра, однако гробиться за верстаком вовсе не входило в его жизненные планы. Его всегда влекла красивая жизнь. После окончания учебы он долго скитался по стране, нигде постоянно не работая и надолго не задерживаясь. В один из очередных визитов в Москву он познакомился с неким Андреем, петербуржцем, тоже отличавшимся пристрастием к мужчинам. Андрей, работавший проводником на железной дороге, пригласил его к себе в гости, Иртышов приехал в Питер, где и решил остаться.

Здесь Игорь поступает на работу в кафе «Пегас» — одно из популярных мест встреч гомосексуалистов. Работал сначала — посудомойщиком, а затем «дорастает» до официанта. Однако платили ему мало, а поэтому в свободное время он подрабатывал проституцией, обслуживая немолодых, но состоятельных геев. По словам Иртышова, работал на панели он не столько из-за денег, сколько ради удовольствия, хотя и брал «гонорар» 100-200 тысяч за ночь.

О себе он был довольно высокого мнения, считал себя «эффектным и привлекательным», тщательно следил за своей внешностью, одевался явно не на зарплату посудомойщика. Сослуживцы, вспоминали, что он был истеричен, обидчив, злобен и одновременно труслив, держался особняком. Совсем иной была характеристика, которую давали ему партнеры по сексу. Рассказывают, что особым успехом он пользовался у гомосексуалистов с мазохистскими наклонностями, среди которых он был известен особой жестокостью и неистощимой фантазией.

Но Иртышов не захотел ограничиваться только связями с партнерами, которые сами искали его расположения. А стал выслеживать малолетних мальчиков и, уловив момент, насиловал их, как пишут в милицейских протоколах, «в извращенной форме». В период с декабря 1993 по сентябрь 1994 Иртышов совершил в лифтах и подъездах жилых домов Приморского и Выборгского районов Санкт-Петербурга 8 нападений на мальчиков в возрасте от 9 до 15 лет с целью сексуального насилия над ними. Некоторые нападения привели к инвалидности и гибели потерпевших.

Нападения

Впервые (из того, что известно оперативникам и следствию) маньяк напал на детей в декабре 1993 года. Гуляя днем в Сосновском парке, он заметил десятилетнего и одиннадцатилетнего братьев Колю и Сережу Д. Убедившись, что рядом никого нет, садист под угрозой ножа повел мальчиков в отдаленное место парка. Затем вытащил из кармана фляжку и заставил школьников поочередно сделать из нее несколько глотков. Как позже рассказывали дети, жидкость имела неприятный вкус и острый, резкий запах. Подавив волю детей, сначала заставил лечь на снег и изнасиловал Колю. Сережа был вынужден смотреть. Потом изнасиловал второго брата, причинив при этом серьезные телесные повреждения, после чего благополучно скрылся.

Зачем он это сделал? «Не знаю. Захотелось и все!» — говорит Иртышов. Но именно тогда маньяк внезапно испытал удовольствие, которого раньше не испытывал никогда. Теперь он стал насиловать мальчиков регулярно. Непреодолимое желание, как он говорит, возникало с периодичностью в несколько недель. Самое удивительное, что каждый раз Иртышов оставался незамеченным, хотя все известные следствию преступления были совершены им в промежутке от 12 до 18 часов. Выбор жертв был спонтанным, и определялся главным образом тем, что мальчик должен быть достаточно маленьким и слабым, чтобы не оказать никакого существенного сопротивления насильнику. Иртышов был слишком труслив по своей природе, и его смелости хватало лишь на то, чтобы нападать на детей.

Второе преступление, как утверждает Иртышов, он совершил почти случайно. 18 февраля 1994 года он выпивал у себя дома в поселке Металлострой (пригород Санкт-Петербурга). Изрядно захмелев, вышел прогуляться — проветриться на свежем воздухе. По трагической случайности ему встретился 9-летний Женя Казанцев. Иртышов последовал за ним до дома N 21 на Садовой улице Колпинского района, в общежитие, где жил мальчик. Вместе они вошли в лифт. Когда кабина остановилась, насильник схватил мальчика за шею, вытащил на лестничную площадку и зажал ему рот и нос руками. Ребенок потерял сознание, после чего Иртышов изнасиловал беспомощную жертву, одновременно продолжая душить. В конце концов, мальчик задохнулся. Как говорит сам маньяк, тогда убивать он не собирался — просто спьяну не рассчитал силы. Оставив труп на лестнице, Иртышов спокойно вернулся домой. Все произошло средь бела дня, около 16 часов, однако насильника никто не видел, и преступление осталось нераскрытым.

В Санкт-Петербурге заговорили о появлении маньяка. Оперативники просматривали ежедневные сводки, искали схожие преступления, пытаясь выйти на след убийцы. Были даны установки негласным сотрудникам милиции, проверялись лица, ранее привлекавшиеся к уголовной ответственности за подобные правонарушения. Но маньяк заявил о себе лишь три месяца спустя, в мае 1994 года. Десятилетнего Женю Ш. маньяк заманил на чердак дома N 25 по Рижскому проспекту посмотреть птичек. На этот раз Иртышов не ограничился насилием. Придушив мальчика так, что он потерял сознание, и, удовлетворив сексуальный аппетит, Иртышов руками разорвал ему промежность. Ребенок получил страшные раны, навсегда сделавшие его инвалидом. Произошло это в 12 часов дня, и снова извращенцу удалось ускользнуть незамеченным.

Прошел еще месяц, и новое преступление заставило заговорить об опасном убийце-извращенце. На этот раз жертвами стали ученики младших классов — одиннадцатилетний К. и двенадцатилетний А. Маньяк изнасиловал их на берегу Невы, между мостом Володарского и Речным причалом.

Милиция вычислить злодея не могла. Ни одна из версий проверку не выдерживала, подозреваемые, после подтверждения их алиби, выходили на свободу, отцы города требовали немедленных результатов, а газеты строили догадки, где на этот раз заявит о себе гомосексуалист-насильник.

Седьмой жертвой едва не стал пятнадцатилетний 3. Преступник набросился на него в кабине лифта 29 сентября 1994 года. Подросток получил несколько ударов по лицу, но сознания не потерял и, воспользовавшись тем, что лифт остановился и двери автоматически открылись, вырвался из кабины и бросился бежать. Испугавшись шума, убийца предпочел скрыться, но намерений своих не оставил. Именно в тот день, как он потом признался следователю, разозлившись из-за неудачи с 3., садист искалечил свою последнюю, восьмую, жертву.

Около 4 часов дня 9-летний Костя Кузьмин возвращался из школы в свой дом на Богатырском проспекте. Снизу, от входа в подъезд, он позвонил маме, та открыла дверь. По сведениям, восстановленным на основании показаний и следственных действий, выяснилось, что в это время, за второклассником, возвращавшимся из школы, уже следил Иртышов. Вместе с Костей он вошел в лифт. Когда лифт тронулся, Иртышов схватил Костю за шею и стал душить. Мальчик потерял сознание. Маньяк затащил его в подсобное помещение на 15-м этаже и изнасиловал. Затем Иртышов руками разорвал ему промежность и выдернул кишечник. Очнувшись. Костя с трудом спустился на свой 13-й этаж. Когда мать, бегавшая по дому в поисках сына, увидела кровавую кашу под его брюками, ей стало плохо. Вырванные органы — два фрагмента кишечника длиной 4,5 и 6 метров — оперативники обнаружат потом у мусорного бачка. Как потом объяснил Иртышов, он вырвал кишечник из любопытства, испытав при этом наслаждение.

Из медицинского заключения следует, что у Кости полностью отсутствовал кишечник, были разорваны промежность и уретра. Мальчик был доставлен в больницу в критическом состоянии. Петербургские врачи шесть часов бились за его жизнь у операционного стола и им удалось сотворить чудо — мальчик после таких тяжелых травм остался в живых, хотя ему нужны были и последующие операции.

Практически в тот же день по каналу местного телевидения С. -Петербурга было передано обращение ко всем жителям города. Девятилетнему Косте Кузьмину срочно была необходима сложнейшая операция по трансплантации кишечника, иначе мальчику грозила неминуемая смерть. Подобные операции, или, точнее говоря, — целая серия операций на тот момент могли сделать только в Соединенных Штатах, к тому же ее стоимость такова, что редкие из самых состоятельных американцев могут пойти на нее. К этому добавлялись необходимые средства для приобретения билетов ребенку и родителям, оплата пребывания в чужой стране, уход за больным. В общем, легко догадаться, о каких суммах могла идти речь. И, тем не менее, меньше чем за десять дней на указанный в передаче банковский счет была перечислена вся необходимая сумма. Находившемуся при смерти мальчику помогали всем городом. Вскоре мальчик уже пересек океан и в одной из лучших больниц города Питсбурга, и ему было сделано более 30 операций по реконструкции кишечника. К сожалению, жизнь этого маленького страдальца закончилась трагически — не дожив до очередной из целой серии операций, он умер

Сотрудники правоохранительных органов использовали телевидение и для обращения к согражданам с просьбой о помощи в розыске человека, подозреваемого в совершении этого и многих других тяжких преступлений. Уже 30 сентября по телеэкрану и на страницах газет был опубликован фоторобот, составленный по описаниям пострадавших мальчиков и свидетелей. Причем портрет оказался настолько похожим на оригинал, что сам разыскиваемый узнал себя и принял свои меры для того, чтобы исчезнуть из поля зрения милиции, — перекрасил волосы и попытался бежать из города, чтобы отсидеться в глухомани, пока не минует опасность для него.

Кстати говоря, эта неизбежная опасность при публикации фотороботов в открытых источниках постоянно является предметом споров среди профессионалов, многие из которых считают неоправданным предварительное оповещение подозреваемых о том, что на их след вышли и за ними ведется охота. Однако преступникам, оказывается, не так легко скрыться от сотен заинтересованных глаз, и потому польза от обращения к общественности бывает, как правило, большей, чем минусы.

Так произошло и на этот раз. Изображенный на составленном по описаниям портрете Игорь Иртышов, заблаговременно узнавший о грозившей ему опасности, просидел месяц с лишним в Мурманске и вернулся в Питер лишь через несколько недель, окончательно разругавшись с приятелем, у которого жил. В Санкт-Петербурге поселился у знакомых в общежитии. Впрочем, «знакомыми» этих мужчин вряд ли можно назвать, точнее это были его клиенты, которым он оказывал сексуальные услуги. Приятели-гомосексуалисты его кормили, поили, по необходимости одевали и подкидывали денег.

Арест

А нашли маньяка по «оперативным разработкам» — сыщики начали искать преступника в голубой тусовке Питера. Один из опытнейших сотрудников петербургского уголовного розыска А.В. Кубарев располагал агентурными данными о том, что садист приволок приметный рюкзачок с зелеными черепашками-ниндзя, принадлежащий пострадавшему Косте Кузьмину, в общежитие сразу после кровавого преступления и хвастался им перед приятелями.
Сотрудники 13-го отдела ГУВД Санкт-Петербурга при розыске и задержании Игоря Иртышова проявили подлинный профессионализм. Была проделана колоссальная работа и уже к моменту задержания они точно знали, что Иртышов это именно тот маньяк, который совершил изнасилование Кости Кузьмина и еще нескольких малолетних мальчиков. Они точно знали, адрес квартиры, на которой тот надеялся найти пристанище. Его взяли без шума и осложнений 28 ноября 1994 года.

Несколько месяцев — вплоть до апреля 1995 года Иртышов все отрицал. Однако в больнице, куда его возили на экспертизу, ему понравилось. И он изменил тактику: полностью во всем признался, одновременно стараясь изобразить сумасшедшего. Как рассказывают следователи, он постоянно впадал в истерику, то плакал, то вдруг становился спокойным. Больше всего на свете Игорь Иртышов просился в больницу. «Я ведь ненормальный, раз такое натворил… Точно ненормальный! Я не хочу в тюрьму, положите меня в больницу, навсегда!», — чуть не плача твердит он при каждом удобном случае.

Желание вполне понятное, и, кстати говоря, лишний раз подтверждающее, что с головой у него все не так безнадежно — уж он-то точно знает, какая судьба ждет его на зоне, такие, как он, там долго не живут. Да и на то, чтобы полгода водить за нос следствие, отрицать все предъявленные ему обвинения, опровергать результаты экспертиз и показания пострадавших, у него ума хватало.

Впрочем, мечта о больнице для него так и осталась мечтой. Врачи долго проводили психиатрическую экспертизу, однако вынесли такой приговор: отклонения есть, но вполне вменяем, несмотря на весь ужас его преступлений. В конце концов, он вынужден был признать неопровержимые факты, и был отправлен в камеру-одиночку в знаменитых Крестах. Впрочем, это только так говорится: камера-одиночка. По тем временам даже таким отъявленным подонкам, как Иртышов, на подобный комфорт рассчитывать не приходилось, и сидел он вместе с еще одним сокамерником, о котором тоже в свое время немало писалось в прессе. Это Тихонов, который бежал из армии, прихватив с собой, как называют зэки, «консервы» — товарища, которого при случае и съел.

Процесс над Иртышовым начался в мае 1996 года и шел в Городском суде Санкт-Петербурга за закрытыми дверями, что вполне понятно и объяснимо: жертвы насильника должны быть ограждены от досужего любопытства, а сам он — от угрозы самосуда, которого, впрочем, по-человечески вполне заслужил. Но — «закон есть закон».

Прокуратура города утвердила предварительное обвинительное заключение, предъявленное Игорю Иртышову по 15 статьям Уголовного кодекса. Иртышову были предъявлены обвинения в убийстве, покушении на убийство, нанесении тяжких телесных повреждений, мужеложстве и совершении развратных действий.

За несколько искалеченных мальчишеских жизней Иртышову был вынесен беспрецедентный приговор — он был дважды приговорен к смертной казне, хотя впоследствии ее и заменили на пожизненное заключение.

Это наказание его отправили отбывать в зону особого режима в пос. Сосновка, Мордовия. Колония особого режима в «Дубровлаге» относится к так называемым «красным» мордовским зонам — здесь у нас нет ни «паханов», ни «петухов» только «мужики». Воры эти места не любят: вспарывают вены и животы еще на пересылках. Здесь мотают запредельные сроки самые кровавые убийцы, маньяки, насильники.

Здесь сидит знаменитый Ряховский — большой и свирепый зверь. Где-то в соседней камере обитает Игорь Иртышов, маленький 30-летний человечек. Три года он ждал расстрела и еще сейчас панически боится, что приговор будет приведен в исполнение. У него женское лицо и женский голос. Он похож на беззащитного обиженного ребенка. Однако внешность обманчива.

— Исключительно мерзкий тип,- говорят о нем охранники.- Вечно кривляется, визжит как юродивый. Говорят, когда еще в тюрьме сидел, контролеров какашками своими закидывал.
Его сосед по камере, также убийца-смертник, боится Иртышова, говорит, что этот голубоглазый подросток-переросток может быть необузданно агрессивным и крайне опасным. В его особую опасность как-то не очень верится. Непонятный Иртышов все время горько, трагически плачет, дрожит и ежится. Постороннему человеку непонятно, зачем этого постаревшего мальчика в наручниках постоянно сопровождают три охранника (здоровенного Ряховского — пять).

Вот что рассказывает сам о себе Игорь Иртышов:

— Я родился в Краснодаре, жил с родителями в Мурманске. Когда приехал в Ленинград, попал в притон к «голубым». Там меня сразу оформили по полной программе (изнасиловали). Выходные были только в субботу, обслуживал ежедневно по 2 клиента. В основном меня использовали артисты Мариинского балета. Они все были очень хорошие и никогда меня не обижали. Боялся я только «черных» и «синих» (кавказские преступники и русские уголовники). Я не хотел быть с ними, а они все время делали мне больно. Меня заставляли отдаваться им. Тетя Таргиева и тетя Ардаева угрожали вытащить мне кишки. Без кишок я не смог бы зарабатывать деньги. Сейчас они все меня предали, даже на суд не пришли, противные. Я, когда там работал, волосы обесцвечивал и делал стрижку «каре». Меня нельзя обижать. Мама сказала, что заберет меня домой отсюда. Мне здесь очень страшно. Дяденька, не убивайте меня, пожалуйста. Детей я много убивал и душил, потом, когда милиционеры возили меня по адресам, многие из них оказывались живы. Их родители со мной судились. Женщин я не люблю, мне папа запрещает заниматься глупостями. Проституцией давно занимаюсь. Детей убивал, потому что они меня обижали. Когда мне было плохо и одиноко, я их душил, потом вытаскивал кишки руками. Нет, дети меня не обижали, обижала Таргиева. Кишки я не ел, их же нельзя есть. Кишки я только кусал зубами. Смерти я очень боюсь, меня мама с папой ждут в общежитии. Я здесь по школьному проездному.

Это только часть «потока сознания» маньяка. Слушать это страшно. Может быть, Игорь просто несчастный человек. Но убийцы и милиционеры его боятся. У него текут слезы, но глаза не плачут. Он притворяется и страшно подумать, что может случиться с теми, кто поверит его лжи.


«Уральский душитель». Николай Борисович Фефилов — советский серийный маньяк-убийца, в течение 1982—1988 годов убивший семь девочек и женщин.

"Уральский душитель". Николай Борисович Фефилов

Читать статью

Николай Фефилов родился в 1946 году в Свердловске. После школы ушёл в армию. Отслужив, он вернулся домой. В то же время он влюбился в свою соседку по подъезду, но девушка отвергла его. Возможно, именно это стало причиной последующих убийств. Через несколько лет Фефилов женился, у него появилось двое детей. В семье у него тоже были проблемы — жена постоянно укоряла мужа за то, что тот никак не может выбить квартиру для семьи. Работал Фефилов печатником в типографии «Уральский рабочий».

Серия убийств

Первое своё убийство Фефилов совершил в ЦПКиО имени Маяковского 29 апреля 1982 года. Его жертвой стала школьница средних классов. Фефилов изнасиловал её, а потом задушил. За совершение этого преступления был арестован некий Георгий Хабаров. Суд приговорил его к высшей мере наказания — смертной казни через расстрел. 27 апреля 1984 года приговор привели в исполнение.

В начале 1983 года на берегу Верх-Исетского пруда Фефилов совершил ещё одно убийство. Тело жертвы маньяка было обнаружено лишь спустя полгода. За совершение этого убийства был арестован некий Титов, состоявший на учёте в психиатрическом диспансере. Во время допросов Титова подвергали физическому воздействию, в результате многочисленных побоев он скончался.

11 мая 1984 года Фефилов убил ученицу 5-го класса. В её убийстве «сознались» ещё несколько человек

17 мая 1985 года Фефилов убил студентку-художницу на берегу озера в лесопарке Верх-Исетского района Свердловска. За это преступление был арестован некий Антропов. Но на сей раз не все поверили в его виновность. Милиционер Юрий Коковихин открыто выступил против линии начальства, и заявил, что в Свердловске уже два года безнаказанно орудует серийный убийца.

28 мая 1986 года Фефилов убил студентку медицинского института, которая совершала пробежку всё в том же лесопарке. На одежде убитой, как и на одежде других жертв, была обнаружена типографская краска, которая и позволила связать между собой все преступления. Девушка оказала сопротивление маньяку, прокусив ему до крови руку. После этого убийства Антропов был отпущен под подписку о невыезде.

В течение долгого времени ловля маньяка не приносила успеха, и Коковихин был отстранён от дела. 22 мая 1987 года Фефилов убил ещё одну девушку, неподалёку от железнодорожной станции «Верх-Исетский завод».

Арест, следствие и суд

25 апреля 1988 года Фефилов в ЦПКиО имени Маяковского совершил ещё одно убийство. Он потащил труп в укромное место, но по пути его схватил дружинник, который с помощью свистка вызвал милиционера. Маньяк был задержан, и вскоре сознался, что совершал по одному убийству в год в течение семи лет. Следственные эксперименты по делу Фефилова одними из первых снимались на кинокамеру в СССР. Судебно-психиатрическая экспертиза признала маньяка вменяемым. Но до суда Фефилов не дожил — 30 августа 1988 года его убили собственные сокамерники. Георгий Хабаров, расстрелянный вместо Фефилова, был посмертно реабилитирован.

30.08.2020, 16:25